Е. С. Мальцева, А. А. Анохин. Временная занятость несовершеннолетних граждан как фактор формирования человеческого капитала региона

Е. С. МАЛЬЦЕВА, А. А. АНОХИН

ВРЕМЕННАЯ ЗАНЯТОСТЬ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ГРАЖДАН КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА РЕГИОНА

 

МАЛЬЦЕВА Елена Сергеевна, начальник управления качества профессионального образования Орловской региональной академии государственной службы, кандидат экономических наук, доцент.

АНОХИН Алексей Алексеевич, соискатель кафедры менеджмента и управления народным хозяйством Орловской региональной академии государственной службы.

Ключевые слова: рынок труда; рабочие места; человеческий капитал региона; развитие региона; занятость молодежи; несовершеннолетние граждане; трудовой опыт; временное трудоустройство; профессиональная ориентация; адаптация к рынку труда; трудовая деятельность; социологическое исследование; кластерная выборка; мотивы трудоустройства

Key words: labour market; workplaces; human capital of the region; development of the region; youth employment; under-age citizens; labour experience; temporary employment; professional orientation; adaptation to labour market; working activities; sociological research; cluster selection; employment motives

Эпизодическое участие 14—18-летних подростков в трудовой деятель ности, не сопровождающееся прекращением получения образования, может оцениваться как положительное явление, отвечающее интересам подростка и общества, способствующее формированию и развитию человеческого капи тала региона.

Внимание к проблемам молодежи является необходимым условием дальнейшего развития России. Целенаправленная государственная молодежная политика может внести существенный вклад в преодоление демографического кризиса и обеспечение инновационных подходов в экономике, укрепление гражданского общества.

Наиболее приоритетными сегодня для власти и обеспокоенных молодежными проблемами общественных объединений являются поддержка молодежи и создание необходимых условий интегра ции молодых людей в общественную и политическую жизнь страны. В России проживают почти 40 млн молодых граждан. Без сомнения, это гигантский стратегический ресурс, являющийся основой сильного го-сударства1.

Школьники уже проявляют экономическую актив ность и готовы трудоустраиваться ради получения дополнительного дохода. Это начальный этап их трудовой адаптации и профессиональ ной ориентации. Школьники оценивают тяжесть труда, соотносят уровень трудо вых затрат с уровнем заработной платы, оценивают издержки упущенных возможностей, связанных с периодом каникулярного отдыха или же временной заня тостью в других сферах материального и нематериального производства.

Специалисты территориальных орга нов занятости отмечают рост количества обращений учащихся общеобразовательных школ в период школьных каникул по поводу работы. Часто подростки стремятся трудоуст роиться и в свободное от учебы время.

Школьники работают в государственном и негосударственном секторах экономики, их занятость носит формальный и неформальный характер, причем ее диапазон колеблется от временных работ до долговременного трудоустройства. Нельзя не согласиться с Г. Г. Руденко и А. Р. Савеловым, считающими, что процесс за нятости школьников свидетельствует о «начальном этапе их адаптации к трудо вой де ятельности»2. Вступление подростков на рынок труда в достаточно раннем возрасте способствует «выработке стереотипа трудового поведения», который может повлиять на их взрослый профессио нальный путь. Для выявления имеющегося опыта трудовой деятельности и его влияния на дальнейшую профессионально-трудовую ориентацию подростков в 2007 г. нами было проведено социологическое обследова ние учащихся 8—11-х классов общеобразова тельных школ г. Орла и Орловской области.

Доля экономически активной молодежи в возрасте от 15 до 19 лет в численно сти общего населения в Орловской области в 2007 г. составляла 14,9 %, в 2006 г. — 15,1 %, в 2005 — 15,2 %. Анкетный опрос осуществлялся по кластерной выборке, построенной с учетом квот, отражающих основные социально-демографические характеристики школь ников. Были опрошены 192 чел. (девушки — 58,2 %, юноши — 41,8 %) — по 25 % уча щихся 8-х, 9-х и 11-х классов. Практически поровну представлены возрастные категории: 15 лет — 31 %, 14 лет — 25,5 %, 16 лет — 25,1 %, 17 лет — 11,2 %, 13 лет — 7,1 %.

В ходе опроса старшеклассников выяснилось, что третья часть (33,1 %) респонден тов на момент обследования обладала опытом трудовой деятельности. При этом 24,8 % учащихся отме тили, что имели работу/подработку ранее, а 8,3 % школьников трудятся сейчас. Доля юношей, имев ших опыт трудовой деятельности, составила 56,4 %, девушек — 43,6 %. На момент опроса продолжали свою трудовую деятельность

46.8  % юношей и 53,2 % девушек. Следует отметить, что опыт работы в недавнем прошлом имели 13,6 % восьмиклассников, 19,3 % девятиклассников, 27.9  % десятиклассников и 39,3 % уча щихся 11-х классов. Среди работающих в дан ный момент — 27,7 % девятиклассников, 25,5 % учащихся 10-х и 11-х классов, 21,3 % восьмиклассников. Общее количество рабочих мест, имеющихся в трудовом багаже школьников, — от одно го (15,4 %) до десяти (0,2 %). То, что трудовой опыт одного школьника связан с несколькими рабочими местами, является показателем их «трудовой мобильности». Иными словами, суще ствующий рынок труда позволяет школьникам, ищущим рабочее место, выбрать сферу приложения труда.

Одной из задач исследования было выяснение мотивов, подвиг нувших школьников к принятию решения трудиться. Анализ ответов на вопрос «Что побудило Вас принять реше ние найти работу?» показывает, что основной причиной трудоустройства является потребность в дополнительных

деньгах на личные расходы (22,9 %), стремление получить опыт трудовой деятельности (10,5 %). Для 8,9 % респондентов факт работы во время учебы — это способ занять свободное время; 8,2 % учащихся вышли на рынок тру да с целью оказания материальной помощи своей семье. Приобщиться к образу жизни взрослого че ловека через трудовую деятельность пытаются 8,2 % опрошенных, для 3,4 % — это возможность дальнейшего трудоустройства, которую в определенной степени может гарантировать полученный практический опыт; 2,3 % респондентов отметили, что найти работу их побудили советы друзей и знакомых.

Таким образом, основным мотивом трудоустройства школьников является желание иметь денежные сред ства на свои нужды (независимо от материальной поддерж ки родителей). Показательно мнение Г. М. Мкртчян о том, что в на стоящее время формируется «рыночное поколение» молодых людей, в чьих установках на труд «мотивационной доминантой являются деньги»3. Нельзя не отметить прагматичность работающих подростков, которые в каче стве мотивов указали: приобретение опыта трудовой деятельности, материаль ную поддержку семьи, приобщение через труд к взрослой жизни, проведение с пользой свободного от школы и др.

О примерном уровне дохода на каждого члена семьи в месяц сообщили 92,2% респондентов. Ус ловно доходы были объединены в три группы: первая — 2,5 тыс. руб. (11,3 % опрошенных); от 2,5 тыс. до 7 тыс. руб. (47,9 %); свыше 7 тыс. руб. (33,0 %). Сопоставление материального положения семьи и факта наличия трудового опыта у старшеклассников показало, что большая часть школьников, имеющих опыт работы в прошлом и на момент опроса, относится к первой доходной груп пе (42,2 %). На наш взгляд, это свидетельствует о том, что мало обеспеченность семьи является ключевым фактором вступления школьника в трудовые отноше ния. Ко второй доходной группе относятся 36,7 % учащихся. Очевидно, мотивами их трудоустройства являются желание поднять уровень своей трудовой мобиль ности, быть материально независимыми от ро дителей. 24,8 % учащихся, имею щих опыт трудовой деятельности, входят в третью доходную группу. Несомнен но, у детей из семей с высоким достатком мотивация к трудоустройству в школьном возрасте ниже, чем у представителей первых двух групп. В частной сфере занята большая часть респондентов (77 % работали ранее, 68,9 % трудится сей час); в государственных организациях — 17,0 и 15,6 % соответственно, в общественных — 5,9 и 15,6 %.

Можно предположить, что достаточно высокая занятость школьников в част ном секторе объяс няется «доступностью» рабочих мест. «Частники» активнее привлекают школьников к труду, так как детский труд является неквалифицированным, сле довательно, дешевым (менее затратный для работодате ля). В государственных организациях при трудоустройстве несовершеннолетнего необходимо придер живаться законодательных норм, в отдельных случаях исключающих возмож ность принять его на работу. Не менее важен анализ характера труда школьников, а именно: на какой основе строятся трудовые отношения между ними и работодателями (с 7,1 % состав лялся срочный трудовой договор, у 5,3 % уча щихся трудовые отношения фикси ровались в трудовой книжке). В государственных учреждениях трудовые отношения со школьниками в 50 % случаев оформля лись в трудовой книжке с заключением срочного трудового договора (39,3 %), в то время как в част ных организациях они трудились на основе неформальной договоренности с работодателем (74,0 %).

Продолжительность работы у 13,8 % респондентов составляла менее 4 ч, что не превышает норм рабочего дня для несовершеннолетних в рамках трудового законодательства; 13,8 % учащихся рабо тали не более 8 ч, 6,4 % — более 8 ч, что противоречит ТК РФ. При этом как соблюдение, так и наруше ние нормативно установленной продолжительности трудового дня для детей, судя по ответам школь ников, встречаются во всех типах организаций.

Одна из задач исследования состояла в выяснении отношения участников тру дового процесса к своему труду. 20,7 % респондентов отметили, что трудовая деятельность не сказывается отрицатель но на качестве учебы в школе. Неодно значно оценили влияние работы на школьные успехи 8 % школьников (вариант ответа «когда как»). Для 2,1 % опрошенных трудовая деятельность идет в раз рез со школьной успеваемостью. Они отметили, что работа является помехой для достижения успехов в учебе. Вместе с тем 1,6 % школьников считают, что занятость стимулирует их к тому, чтобы лучше учиться.

На вопрос «То обстоятельство, что Вы имеете опыт работы, может помочь при трудоустройстве в будущем?» пятая часть респондентов (19 %) ответила утвердительно, десятая (10,5 %) — отрица тельно. Большинство учащихся, имевших опыт работы (63,2 %) и работающих на момент анкетирова ния (68,3 %), подтвердило, что теперь им виднее их трудовое будущее.

Таким образом, проведенное исследование показало, что эпизодическое уча стие 14—18-летних подростков в трудовой деятельности, не сопровождающееся прекращением получения образования (например, в период летних школьных ка никул), может оцениваться как положительное явление, отвечающее интересам подростка и общества, формированию и развитию человеческого капитала региона. В этом случае речь идет о начальных этапах адаптации к трудовой деятельности, выработке стереотипа трудового поведения в ры ночной среде. Поэтому федеральные и региональные программы занятости должны предусматривать проведение специальных мероприятий, направленных на привлечение подростков к трудовой деятельности без ущерба в получении образования.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Селиверстов В. Достойному труду — достойное внимание. URL: http://www.edinros.ru (дата обращения: 05.04.2009).

2 Руденко Г.Г., Савелов А.Р. Специфика положения молодежи на рынке труда // Социол. исслед. 2002. ¹ 5. С. 101—107.

3  Мкртчян Г.М. Стратификация молодежи в сферах образования, занятости, потребления // Там же. 2005. ¹ 2. С. 104—113.

Поступила 20.02.09.