К. М. Глонти. Старопромышленные регионы: проблемы и перспективы развития Проблемы федерализма

К. М. Глонти

СТАРОПРОМЫШЛЕННЫЕ РЕГИОНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

ГЛОНТИ Константин Маратович, аспирант кафедры экономики и государственного регулирования рыночного хозяйства Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

В процессе стратегического планирования развития России до 2020 г. все более наглядно проявляется актуальность выработки региональной социально-экономической политики как основы общей системы управления регионами. При этом необходимо иметь в виду, что неравномерность экономического состояния отдельных территорий ведет к дисбалансу развития российских регионов, усилению центробежных тенденций, проявляющихся в некотором нарушении единства рыночного пространства и перетоке ресурсов в экономически более благополучные регионы.

Практически все политические и экономические катаклизмы последних двух десятилетий, т. е. на постсоветском пространстве, начинались, как правило, в результате проведения в жизнь региональными политическими элитами «установки» на экономическую самодостаточность, которая в большинстве случаев связывалась с обладанием природными ресурсами. Следствием такой региональной «политики» и стала сегодняшняя ситуация, когда «стартовый капитал» экономического развития регионов оказался более неоднородным, а как следствие этого — не у всех есть мотивация к развитию с опорой на собственный потенциал. Величина и «наследственный» характер сложившихся социально-экономических диспропорций регионального развития слишком значительны, чтобы их можно было игнорировать в процессе дальнейшего экономического развития страны.

В этой связи, определяя новые направления региональной политики на ближайшие годы, В. В. Путин на расширенном заседании Государственного совета 8 февраля 2008 г. отметил: «Важную роль здесь будет играть работа по формированию новых центров социально-экономического развития: в Поволжье, на Урале, Юге России, в Сибири и на Дальнем Востоке …только сбалансированная территориальная политика позволит обеспечить гармоничное развитие всей страны»1. В свете предстоящего формирования в России инновационной экономики, а также особенностей «географии» ее территорий, концентрации там исторически сложившихся индустриальных отраслей ядром такого «агломерирования» будут местные производственные комплексы. Сегодня, когда на государственном уровне идет поиск «исходных опор» формирования инновационной экономики, к числу конкурентных преимуществ России вполне логично относить не только топливно-энергетический комплекс как источник финансовых ресурсов для будущих преобразований, но и ее промышленный высокотехнологичный комплекс (ВТК), исторически формировавшийся со времен СССР с учетом приоритета производства им продукции оборонной продукции.

В этой связи инновационная трансформация производственного комплекса того или иного региона, в том числе и являющегося составной частью ВТК, вполне может рассматриваться как реализация ключевого направления в достижении главной цели — перехода на инновационный путь развития, поставленной в стратегии развития России до 2020 г. Очевидно, что в рамках федеративных отношений инновационное обновление производственного комплекса такой страны, как Россия, в целом неразрывно связано с развитием производственных комплексов ее регионов, тесно интегрированных в структуру общего комплекса. Отсюда особую важность приобретают поиск направлений технологического преобразования производства, повышения наукоемкости выпускаемой им продукции, придания ей конкурентоспособности и востребованности на рынках сбыта. Все это определяет необходимость проработки региональных аспектов инновационной трансформации производственного комплекса страны. В условиях перехода к инновационному типу экономического развития регионы становятся не менее значимыми «авторами» и «исполнителями», чем федеральный центр в создании условий для развития и становления механизмов инновационной трансформации.

В контексте региональных аспектов инновационной трансформации производственного комплекса страны перечисленные задачи встают перед большинством субъектов РФ, но, пожалуй, наиболее остро перед так называемыми «старопромышленными регионами». Старопромышленный регион — это территория с устаревающей, невысокого технологического уровня промышленностью. Такая трактовка, на наш взгляд, позволяет дать следующее определение этому понятию. Это территория с относительно низким уровнем технологического развития промышленного комплекса, размещенного в ее границах, сложившимся с течением времени. Таким территориям присуще наличие обостренных проблем гуманитарного плана (от демографии до экологии). Основная проблема регионов такого типа — избыток производственных мощностей, представленных крупными и средними предприятиями с устаревшими оборудованием и технологиями. К началу 2008 г. более чем в половине субъектов РФ степень износа основных фондов составляла от 40 до 55 %.

Опираясь на такое понимание проблемы и ее современное состояние, можно выделить пять отличительных признаков старопромышленных регионов: исторически сложившаяся специализация региона в территориально-производственном разделении труда, характеризующаяся доминированием в ней индустриальных отраслей; преобладание использования устаревших технологий и средств производства; производство промышленной продукции низкого уровня наукоемкости; локализация рынков сбыта выпускаемой продукции; низкая восприимчивость к инновациям.

Указанные признаки, несмотря на их несколько «отрицательное звучание» на современном этапе, предопределяли особую роль в соответствующие периоды развития государства, обуславливали его индустриальную мощь и способность обеспечивать выполнение им и своих функций, поскольку именно на этих территориях на протяжении многих лет концентрировались ресурсы, развивалась инфраструктура.

Логика экономического прогресса и структурные трансформации в нем привели к тому, что некогда опора государства — старопромышленные регионы — стали в большинстве своем проблемными, депрессивными территориями, которые, особенно в контексте задач инновационного развития, нуждаются в соответствующей трансформации2. Причем если в западных странах с развитой рыночной экономикой проблемы такой трансформации обычно связывают с необходимостью преобразования отдельных отраслей или городов, то в России, учитывая ее масштабы и исторически сложившуюся структуру экономики, этот процесс имеет более глубокий и масштабных характер.

В силу объективных условий не каждый российский регион старопромышленного типа может полноценно «вписаться» в рамки современных мер, направленных на решение задач инновационного развития в масштабах страны. Следовательно, в контексте региональных аспектов инновационной трансформации производственного комплекса России, вполне обоснована актуальность особого внимания к выработке механизма такой трансформации применительно к ее старопромышленным регионам.

В истории старопромышленных регионов России условно можно выделить основные стадии развития: становление, расцвет и упадок. Упадок старопромышленных регионов является следствием постепенной утраты ими технологических преимуществ, полученных в результате быстрого развития на первых двух стадиях.

Первый период их упадка приходится на 70-е гг. ХХ в. Последовавший за ним второй период упадка (депрессии) — период «индустриальной отсталости», продолжающийся в ряде регионов и по сей день, связан с превращением там старопромышленных производств (отраслей) из «точек роста» в «балласт» вследствие их низкой адаптивности в эру постиндустриальных отраслей.

Старопромышленные районы, одними из первых вступившие в стадию индустриального развития и имевшие слабо диверсифицированную структуру хозяйства, а также специфические особенности внутренней территориальной структуры, при смене экономико-технологических укладов производства закономерно входили в стадию депрессии.

Перелом в региональном развитии России произошел в 90-е гг. ХХ в., когда действовавшая тогда государственная региональная политика себя исчерпала. Индустриализация регионов перестала быть основным способом концентрации в них базовых ресурсов развития (финансовых, человеческих и проч.). Общенациональные приоритеты регионального развития, действовавшие ранее, были утрачены. Кризис затронул прежде всего старопромышленные регионы России, в которых были сконцентрированы традиционно-индустриальные производства. Промышленная активность в этих регионах стала «угасать», оставляя без попечения становящийся избыточным, а потому и обременительным инфраструктурный комплекс.

Промышленно-технологический кризис вызвал кризис демографический. В стране, за исключением сырьевых районов, не было поселений, способных выполнить в полной мере роль «точек роста». В этой ситуации под вопросом оказался сам принцип прежней территориальной «сборки» страны как комплексного и взаимосогласованного индустриального освоения территорий. Наиболее конкурентоспособной на мировом рынке частью страны стали сырьевые зоны. Однако это разрастание экспортно-ориентированного сырьевого сектора экономики страны не давало импульса развитию несырьевых регионов. Есть все основания утверждать, что к концу 90-х гг. ХХ в. связь сырьевых зон со старопромышленными регионами России все более и более ослабевала. Пространство (социально-экономическое, административно-политическое, культурно-историческое) России продолжало сильно фрагментироваться. При этом государство не справлялось с функцией развития своих регионов, у которых отсутствовали в ту пору программы собственного социально-экономического развития3.

Для «нахождения своего пути» трансформации старопромышленных территорий России важно понимание «природы» их деградации в отличие от таких же территорий в иных государствах. В старопромышленных регионах Европы депрессия привела к разрушению традиционных структур и связей, утрате регионами преимуществ, которые они приобрели в период первой промышленной революции и связанных с доминированием в его экономике, валовом продукте, занятости населения и схеме размещения производительных сил. С течением времени «господство» этих отраслей стало замещаться более высокотехнологичными отраслями, а также развитием сферы услуг и финансового сектора.

Отличительная черта старопромышленных регионов России — «волевой» характер их образования и развития, особенно в восточной части страны в годы Великой Отечественной войны, который заключался в экстренном перебазировании в этом направлении промышленности. В результате этого резко вырос индустриальный потенциал регионов Поволжья, Урала и Юга Сибири, куда было эвакуировано из Украины и Центральных районов более 1 тыс. крупных предприятий4.

Переход к рыночному механизму и резкое сокращение государственной поддержки привели к дальнейшему изменению отраслевых пропорций регионального развития России, перегруппировке экономической активности в направлении регионов топливно-сырьевой специализации. «За 90-е годы в результате неолиберальных рыночных реформ и распада СССР промышленное производство сократилось на 56 %, продукция машиностроения и металлообработки — на 60 %»5.

Таким образом, если в Европе период депрессии привел их к переходу на новые технологии, то упадок старопромышленных регионов в России привел к экономической стагнации, замедлению процесса технологического обновления, адекватного современным требованиям.

Определяющую роль для положительной динамики развития старопромышленных регионов играет система инвестирования, которая раньше определяла их развитие и «негативное» доминирование староиндустриальных отраслей. Практически для всех примеров развития старопромышленных территорий, известных в мировой региональной экономике, излишняя «опека» государства стала фактором инерционного развития индустриальных отраслей, «осваивавших» большую часть ресурсов региона.

Продолжающаяся депрессия, сопровождавшаяся острым кризисом в экономике, привела к разрушениям на структурном уровне в большинстве старопромышленных регионов мира. В России региональная политика способствовала «поглощению» основных инвестиционных ресурсов государства старопромышленными «регионообразующими» отраслями, что предопределило на последующие годы неоправданную структуру отраслевого спроса в экономике, сдерживающую инновационное развитие старопромышленных территорий («консервация» технологической отсталости).

Быстрый переход от административно-планового к рыночному механизму в странах с переходной экономикой приводил, как правило, к социально-экономическим потрясениям различной тяжести и продолжительности. В России этот процесс усложняется из-за неоднородности ее экономического пространства, сильных различий регионов по возможностям адаптации к рыночным условиям. По этой причине особенно уязвимыми оказались старопромышленные регионы с высокой концентрацией производств, ставших нерентабельными при переходе от плановых цен к рыночным. Объективно ограниченные возможности саморегулирования и саморазвития в рыночной среде не позволяли старопромышленным регионам выйти из депрессивного состояния.

Резюмируя некоторые тенденции эволюции старопромышленных регионов России и мира, целесообразно выделить схожие черты и основные закономерности, свойственные развитию таких территорий.

Во-первых, старопромышленные регионы в большей своей части — это территории, развившиеся на «стыке» технологических укладов, в период первой промышленной революции. Во-вторых, все старопромышленные регионы прошли в своем развитии период экономического упадка, сопровождавшегося проявлениями социальной напряженности. Этот упадок — «наследство» продолжавшегося господства старо-индустриальных отраслей конца XIX — начала XX в. В-третьих, экономический упадок и депрессивность старопромышленных регионов обусловлены сложностями трансформации староиндустриальных отраслей, т. е. их замещения современными производствами, продукция которых востребована и конкурентоспособна на рынках сбыта. В-четвертых, структурная невосприимчивость старопромышленных регионов современным условиям развития является следствием отсталости самой индустрии, сконцентрированной в них и представляющий определенный технологический уклад развития. Иными словами, технологически «отстает» не столько развитие отрасли, а сама отрасль: она морально устаревает на фоне появления потребностей в новых видах продукции, выпускаемых новыми производствами. В-пятых, депрессивное положение старопромышленных регионов является сигналом, стимулом принятия государством мер по эффективному замещению доминирующих старых индустрий — новыми современными производствами. В-шестых, эволюция старопромышленных регионов показала, что в их трансформации определяющую роль играет система инвестирования, которая, в одном случае, может привести к инерционному сценарию развития, «консервации» технологической отсталости территории, в другом — эффективному замещению или, как минимум, эффективной реструктуризации отраслей старой индустрии. В этой связи В. Г. Лебедев отметил: «…Позна-ние содержания экономической эффективности капиталовложений как объективного отношения, складывающегося в воспроизводстве основных фондов, становится все более полным. Установлена более тесная связь уровня эффективности с темпами воспроизводства, с развитием отдельных отраслей и технических систем»6.

На наш взгляд, есть еще одно отличие европейских и российских старопромышленных регионов, которое заключается в том, что в европейских странах их принадлежность к старопромышленным территориям определялась агломерацией староиндустриальных отраслей, таких как горнодобывающая и металлургическая. В ранг таких территорий попали многие угольные и металлургические районы Великобритании, Германии, Франции, Бельгии, затем в их число попали регионы с большим объемом текстильной промышленности, «грязной» химии, спрос на продукцию которых постепенно снижался вследствие перемещения производства в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой, меньшими экономическими ограничениями и другими конкурентными преимуществами.

С учетом целей инновационного развития экономики России, поставленных руководством страны, на наш взгляд, целесообразно определять принадлежность территории к старопромышленным не только фактом доминирования отраслей старой индустрии (горнодобывающей, металлургической и пр.). Помимо таких отраслей, характерных для большей части европейских старопромышленных регионов, «староукладность» российских регионов складывалась за счет отраслей, получивших свое развитие в период третьей промышленной революции. Прежде всего это машиностроение, представленное в основном предприятиями оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Отставание отраслей, присущих третьей промышленной революции, в нашей стране окончательно сложилось в период геополитических перемен, произошедших в начале 90-х гг. ХХ в., что можно рассматривать в качестве своеобразного «положительного» фактора. Если, например, в старопромышленных регионах Германии сложившийся индустриальный потенциал (горнорудная промышленность, черная металлургия и пр.) мало способствовал их трансформации, то в России с ее традициями оборонно-промышленного комплекса, базирующегося на отраслях машино- и приборостроения, соответствующий потенциал может стать базовым элементом построения национальной инновационной системы.

Подходы к инновационной трансформации зависят от особенностей региона: его отраслевой специализации, причин депрессивных проявлений, условий экономической деятельности и предпосылок для ее активизации. Исходя из состава и содержания этих особенностей, в политике регионального развития могут применяться различные подходы к инновационной трансформации. Для выбора более адекватной системы мер по регулированию процесса такой трансформации возможна типологизация регионов России, которая строится на использовании следующих критериев: отраслевая специализация региона, диверсификация промышленности, технологический уровень производства, наукоемкость продукции.

Используя такой подход, мы предлагаем несколько иное определение понятия «старопромышленный регион» применительно к современной России. Старопромышленный регион — это территория субъекта Российской Федерации, на которой исторически сложилась концентрация индустриальных отраслей, располагающая потенциалом для увеличения производства наукоемкой продукции, путем инновационной трансформации своего производственного комплекса в рамках совершенствования экономических отношений. Такое «видение» старопромышленного региона предполагает сбалансированное развитие большинства регионов РФ, т. е. имеющих соответствующий промышленный потенциал.

Зоны старопромышленных регионов, производственно-технологическая база и система расселения которых созданы еще в период советской индустриализации, имеют потенциал такого развития. С его учетом вряд ли стоит отводить им роль «заднего двора» — поставщика рабочей силы для регионов группы роста. По мнению В. Н. Княгинина и П. Г. Щедровицкого, «…органы власти старопромышленных регионов, имея в качестве экономической базы устаревшую индустрию, не располагая альтернативным предложением трудоустройства занятых в ней людей, вынуждены формулировать и реализовывать собственную квазигосударственную „промышленную политику”»7. На наш взгляд, в современных условиях и поставленных целей развития вопрос о новой государственной промышленной политике необходимо рассматривать без «делений» на интересы государства, региональных групп или бизнеса. Вместе с тем В. Н. Княгинин и П. Г. Щедровицкий правы в том, что многие регионы, проводя «собственную…„промышленную политику” и не в полной мере решая задачи стратегического уровня в части собственного развития, сосредоточены исключительно на текущей поддержке производств «старой индустрии», сводимой, в основном, к налоговым и бюджетным преференциям. Такая ситуация на региональном уровне рано или поздно приводит к диспропорции в развитии регионов, центробежных процессах, выражающихся в оттоке различных ресурсов8.

Одним из вариантов решения проблемы некоторых старопромышленных территорий, особенно если они располагают некими иными, не только промышленными конкурентными преимуществами, могло бы стать изменение их региональной специализации: «Назрела необходимость создания в России постиндустриальных „средовых зон” — торговых, образовательных, развлекательно-рекреационных и т. п. зон, создаваемых в качестве своеобразных „ловушек” инновационной активности людей на выделяемой территории и стимулирующих приток в них наиболее ценного вида капитала — че-ловеческого»9. Но это тема для отдельного исследования, связанного уже с другими, не производственными вопросами пространственной организации (развития) в стране.

Старопромышленным территориям в свете поставленной в «Стратегии—2020» цели перехода к инновационной экономике («экономике знаний») предопределяются иные место и роль. Можно предположить, что стране необходима новая государственная региональная политика пространственного развития, адекватная существующей социально-экономической и политической ситуации не только в стране, но и в глобализующемся мире. На наш взгляд, концептуальным основанием такой политики России должен стать (наряду с принципом выравнивания уровня социально-экономического развития территорий) переход к политике поляризованного развития, опирающийся на опережающий рост нескольких базовых территорий. Эти базовые или опорные территории должны стать центрами инновационного развития страны, они же призваны демонстрировать новый тип экономического и социального роста для других регионов. Перед последними возникает дилемма: «встраивание» в формирующееся новое экономическое пространство в качестве «вспомогательной территории» или инновационная трансформация региональной экономики, повышение собственной «самодостаточности».

Бытует мнение, что конкуренцию регионов за активы выигрывает не тот, кто производит товары, а тот, кто управляет их потоками, кто привлекает финансы, права, технологии, наиболее квалифицированные кадры. В силу чего целью регионального развития становится увеличение капитализации региона (рост стоимости активов, находящихся на его территории и вовлекаемых в систему глобальных обменов). На наш взгляд, это не вполне верное убеждение. К чему может привести гипертрофированное развитие сектора услуг (формируемого в основном операциями финансового посредничества), можно наблюдать на ситуации, складывающейся сейчас в США.

Экономическое развитие региона, на наш взгляд, связывается прежде всего с развитием материального производства, позволяющего повысить конкурентоспособность региона и уровень обеспечения его собственных потребностей. В свою очередь реализация такого пути не может эффективно происходить без инновационной трансформации, особенно когда регион имеет к тому предпосылки — производственный комплекс. В ходе инновационной трансформации национальной экономики промышленный комплекс в силу исторических особенностей своего развития будет играть одну из ведущих ролей в данном процессе. В этой связи наиболее оптимальным было бы вести поиск решений, позволяющих вывести промышленный комплекс на более высокий технологический уровень производства, дающего возможность увеличить выпуск наукоемкой продукции (с одной стороны, продукции, позволяющей увеличить присутствие России на мировых высокотехнологичных рынках, с другой — продукции, позволяющей за счет роста импортозамещения обеспечивать потребности внутреннего рынка). Такая трансформация решает цели инновационного развития на уровне национальной экономики России и на уровне экономики субъекта РФ. Рост технологической оснащенности производств, не являющихся наукоемкими, способствует повышению конкурентоспособности региональной продукции, а также улучшению качества жизни населения средствами инновационного обновления материального производства и модернизации социальной сферы.

В контексте определения подходов инновационного обновления промышленного комплекса одним из принципиальных вопросов является следующий. Преимущественно каким образом ориентировать промышленный комплекс на инновационный тип воспроизводства, повышая долю наукоемкой продукции в общем объеме промышленного производства: за счет строительства и ввода в эксплуатацию новых предприятий и открытия новых производств («с чистого листа») или модернизации (технологического переоснащения) имеющихся производственных мощностей, с последующим увеличением доли выпуска наукоемкой продукции?

На наш взгляд, к решению этого вопроса следует подойти сквозь призму территориального аспекта (размещения производительных сил), т. е. «первого пути» интеграции в инновационный процесс придерживаются территории, не имеющие исторически сложившихся особенностей развития местной промышленности. «Второго пути», очевидно, следует придерживаться старопромышленным регионам. В них сосредоточены отрасли крупной промышленности, как правило, имеющие разветвленную сеть смежных функционально связанных отраслей и производств.

Развивая на своей территории научно-техническую и инновационную деятельность и всемерно содействуя в масштабах имеющихся сил и средств ее осуществлению, регионы, даже обладающие относительно скромным по количественным параметрам научно-техническим потенциалом, смогут решить принципиально важные задачи. Во-первых, эта деятельность будет создавать региону возможности для решения имеющихся в нем проблем социально-экономического развития на современном передовом уровне с наименьшими затратами времени и средств. Во-вторых, послужит решению ряда острых социальных и экономических проблем, связанных с трудностями и особенностями переходного периода10.

В любом случае, когда переход к инновационно активной экономике провозглашен в числе основных приоритетов развития Российской Федерации по большому счету не должно оставаться территорий, дезинтегрированных из этого процесса, к какому типу они бы не относились.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Россия 2020. Главные задачи развития страны. М., 2008. С. 24.

2  См.: Кушлин В. И. Траектории экономических трансформаций. М., 2004. С. 12.

3  Княгинин В. Н. Задачи переходного периода // «Эксперт Урал». ¹ 48. 2004. 20 дек.

4 См.: Исупов В. А. Главный ресурс победы: Людской потенциал Западной Сибири в годы Второй мировой войны (1939—1945 гг.). ИД «Сова», 2008.

5 См.: Кузык Б. Н., Яковец Ю. В. Опережающий рост машиностроения и ОПК — основа инновационного обновления и повышения конкурентоспособности экономики России. Доклад на Общерос. инженерно-технологической конф. «Резервы ускорения экономического роста и удвоения ВВП России». М., 2005. С. 4.

6  Лебедев В. Г. Производительные силы и социальный прогресс. М., 1997. С. 70.

7 Княгинин В. Н., Щедровицкий П. Г. Промышленная политика России. Кто оплатит издержки глобализации. М., 2005. С. 22.

8 Там же.

9 Россия: принципы пространственного развития. Доклад Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа / Под ред. В. Л. Глазычева и П. Г. Щедровицкого. 2004 // Электрон. ресурс [режим доступа: http://www.glazychev.ru].

10 См.: Плетнев К. И. Научно-техническое развитие регионов России: теория и практика. М., 1998. С. 21—22.

Поступила 15.09.08.