А. М. Аллаярова. Методика расчета прожиточного минимума (на примере Республики Башкортостан)

А. М. АЛЛАЯРОВА

МЕТОДИКА РАСЧЕТА ПРОЖИТОЧНОГО МИНИМУМА (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН)1

АЛЛАЯРОВА Альмира Магруфовна, главный специалист — эксперт отдела статистики уровня жизни и обследований домашних хозяйств Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Башкортостан (г. Уфа).

© Аллаярова А. М., 2016

Ключевые слова: прожиточный минимум, минимальная потребительская корзина, индекс потребительских цен

Аннотация. В статье на примере Республики Башкортостан даны сведения о порядке определения прожиточного минимума, его структуре и величине. Представлена авторская оценка расчета стоимости прожиточного минимума и потребительской корзины.

Реферат. Введение: от подходов к определению черты и уровня бедности, принятых в стране и регионе, зависит социальная защита малоимущих слоев населения. Применяемая в России и ее регионах концепция абсолютной бедности детерминирована величиной прожиточного минимума. Рассмотрение порядка расчета этого социального норматива за период реформирования позволяет оценить специфику нормативно-статистического и нормативного подходов.

Материалы и методы: материал подготовлен на основе данных государственной статистики. Для расчета показателей относительной бедности использованы возможности прикладной программы RASP.

Результаты исследования: в ходе исследования на основе сравнения темпов роста регионального прожиточного минимума и индексов потребительских цен предложен авторский подход расчета прожиточного минимума. Дано сопоставление масштабов бедности, определенной на основе абсолютной и относительной концепций. Особое внимание уделено квартальной динамике прожиточного минимума по официальной методологии 2013 г. При сезонных перепадах цен на отдельные продуктовые позиции, заложенные в потребительской корзине, происходит резкий рост (снижение) всей стоимости прожиточного минимума, что не всегда отражает реальное положение, на основе индекса потребительских цен. Во избежание этого необходим более четкий учет изменения цен на непродовольственные товары

 

 

и услуги. Проведена оценка потребительской корзины в регионе, в которой продуктовая стоимость определяется в соответствии с применяемой методикой, а стоимость непродовольственных товаров и услуг корректируется прямым умножением на соответствующие индексы потребительских цен. Оценочный вариант стоимости прожиточного минимума близок к уровню, рассчитанному по действующей методике, при этом менее подвержен резким перепадам в динамике, что крайне значимо в социальной практике. В связи со стремлением России к европейским стандартам в этом вопросе обосновано рассмотрение относительной концепции бедности, принятой в странах ОЭСР, на региональном уровне.

Обсуждение и заключения: изучение методологических основ позволило рассмотреть причины выраженных перепадов в квартальной динамике стоимости прожиточного минимума. Сделан вывод о том, что при определении стоимости прожиточного минимума на основе применяемого в настоящее время нормативно-статистического подхода необходим более четкий учет изменения цен на непродовольственные товары и услуги.

В отечественной науке и практике накоплен опыт построения национальной линии бедности за годы постсоветского развития. Методологические подходы к определению прожиточного минимума (ПМ) представлены в отдельных нормативных актах, программах федерального и регионального уровня. Ряд исследователей особое внимание обращает на расчеты минимальной потребительской корзины (ПК) в стране во взаимосвязи с измерением уровня бедности2. В то же время анализ имеющейся отечественной литературы показывает недостаточную разработанность методики определения минимальных средств существования, адекватной современному состоянию российского общества, следовательно, требующей научного осмысления. Кроме того, эта проблема актуализируется в моменты пересмотра официальной методологии.

Показатель ПМ в России получил развитие как социальный норматив с началом рыночных отношений. Перед «либерализацией» цен был разработан показатель «минимальный потребительский бюджет»3. Эта ПК включала более 250 позиций продуктов питания, предметов личного и общественного пользования и платных услуг. Минимальный потребительский бюджет рассчитывался на одного члена семьи из четырех человек (два трудоспособных взрослых и двое детей-иждивенцев разного возраста).

В начальный период реформирования необходимость строгих финансовых ограничений в условиях кризисного состояния экономики наряду с проведением жесткого либерального курса во многом способствовала принятию в стране крайне низкого уровня ПМ. Порядок расчета ПМ был существенно пересмотрен и изменялся в дальнейшем трижды4, при этом каждая методика предусматривала учет региональной специфики. С 1992 по 1999 г. величина определялась по методике, основанной на нормативно-статистическом подходе5. В ПК нормативно с применением средних цен по 25 това-рам-представителям рассчитывалась стоимость продуктового набора. Стоимость непродовольственных товаров и услуг оценивалась статистически, т. е. исходя из фиксированной структуры ПМ, в которой, например, в Башкортостане, 69,1 % занимали продукты питания, 18,9 % — непродовольственные товары, 7,2 % — услуги, 4,8 % — налоги и платежи. Соответственно, на динамику величины ПМ оказывало влияние изменение цен только продуктовой части.

В октябре 1997 г. с принятием Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»устанавливается правовая основа для определения ПМ и его учета при осуществлении мер социальной защиты граждан. Величина ПМ в соответствии с действующим законодательством представляет собой стоимостную оценку ПК (устанавливается федеральным законом и законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации), а также обязательные платежи и сборы.

Началом реализации закона в субъектах Российской Федерации стал 2000 г. Были разработаны и утверждены новые методические рекомендации по определению ПМ7. Наряду с улучшением продуктового набора (по объему и числу позиций), стали нормативно учитываться непродовольственные товары и услуги. В ПК входили 34 позиции продуктов питания, свыше 100 товаров общесемейного и индивидуального пользования, а также основные статьи жилищно-коммунальных и транспортных услуг. Методика, основанная на нормативном подходе, применялась с 2000 по 2012 г. Этот подход характеризуется относительно высокой трудоемкостью, однако темпы роста рассчитываемого таким образом ПМ в основном следовали динамике инфляционных процессов через индекс потребительских цен (ИПЦ).

Таблица доступна в полной PDF-версии журнала.

Практически произошел возврат к принципу, применяемому в 1992—1999 гг., когда стоимость непродовольственных товаров и услуг определялась в процентном отношении от стоимости набора продуктов питания. В отличие от первоначальной методики продукты питания сейчас занимают меньшую долю — 50,0 % от стоимости ПК (здесь 46,7 % от стоимости ПМ с учетом коэффициентов пересчета и обязательных платежей в Республике Башкортостан за IV квартал 2015 г.), от предыдущей методики — более высокую (в 2003—2012 гг. варьировала в пределах 38,0—46,0 %). Общеизвестно, что уменьшение удельного веса расходов на продукты питания в структуре потребительских расходов говорит о повышении уровня благосостояния населения. Вместе с тем в последней версии расчета ПМ структурные сдвиги не соответствуют этой тенденции.

С одной стороны, в очередной раз были улучшены качественные характеристики питания (повышены нормативы потребления по наиболее ценным продуктам питания и увеличено количество продуктов-представителей до 42), с другой — изменение стоимости непродовольственных товаров и услуг связано, главным образом, с колебаниями стоимости минимального набора продуктов питания. Несмотря на то что в алгоритме определения величины ПМ последней версии участвуют ИПЦ непродовольственных товаров и услуг (через поправочные коэффициенты), происходящие инфляционные изменения учитываются в недостаточной мере.

Представленный подход ставит стоимость ПК в полную зависимость от изменения цен в продуктовом наборе, недостаточно учитывая ценовую ситуацию, складывающуюся по непродовольственным товарам и услугам. При сезонных перепадах цен на ряд продуктов, занимающих существенную долю в объемах, заложенных в ПМ (картофель и овощи), происходит резкий рост (снижение) стоимости всей ПК, что не всегда отражает реальное положение и противоречит ИПЦ. При нормативном подходе в 2000—2012 гг. ПМ в динамике менялся в соответствии с ИПЦ, при нормативностатистическом в 2013—2015 гг. — с более существенными отклонениями. В IV квартале 2015 г. по отношению к предыдущему кварталу произошло снижение ПМ (методика 2013 г.) на 3,6 % при ИпЦ 101,5 %. Для сравнения: в соответствующий период 2012 г. темпы роста ПМ (методика 2000 г.) и ИПЦ схожи: 100,7 и 101,2 %.

В начале года более высокий рост ПМ относительно ИПЦ может быть связан с внесением изменений в набор товаров и услуг для наблюдения за потребительскими ценами. Также на отклонения от ИПЦ влияют сезонные колебания цен на продукты питания, занимающие относительно высокую долю в объемах минимального набора. При нормативно-статистическом подходе их влияние неоправданно завышено.

В начале 2013 г. более высокий темп роста ПМ обозначился в основном за счет перехода на новую методику. В начале 2015 г. более значительное повышение цен на продукты питания (112,1 %, по овощам и картофелю — 148,0 и 131,2 % соответственно, против 106,1 % по непродовольственным товарам и 104,4 % по услугам)9 повлекло сверхвысокое увеличение стоимости ПМ по сравнению с общим ИПЦ (118,1 % против 107,4 %). Учет через коэффициенты ИПЦ на непродовольственные товары и услуги на величине ПМ отразился незначительно.

Для снижения трудоемкости и упрощения расчета ПМ при одновременном сохранении качества и полноты учета мы оценили ПК в регионе, в которой продуктовая стоимость определяется в соответствии с применяемой методикой, а стоимость непродовольственных товаров и услуг откорректирована прямым умножением их стоимости на соответствующие ИПЦ (рис. 1). В расчетах использованы данные за последние три года, период применения новой методики (с I квартала 2013 г.).

Рисунки доступны в полной PDF-версии журнала.

Таким образом, оценочный вариант величины ПМ почти соответствует уровню, рассчитанному по действующей методике, при этом менее подвержен резким перепадам в динамике, что важно в социальной практике. На наш взгляд, во избежание противоречий с ИПЦ и для смягчения влияния сезонного фактора на продовольственном рынке необходим более точный учет изменения цен на непродовольственные товары и услуги.

ПРИМЕЧАНИЯ

1    Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 15-12-02018 («Сельская бедность в условиях глобальных вызовов: региональный аспект»).

2    См.: Овчарова Л.Н., Бирюкова С.С., Попова Д.О., Варданян Е.Г. Уровень и профиль бедности в России: от 1990-х годов до наших дней. М.: НИУ ВШЭ, 2014. 35 с.

3    См.: Кузнецова Н., Разумов А. Минимальный потребительский бюджет. Как его считать? // Экономика и жизнь. 1991. № 37.

4    См.: Аллаярова А.М., Бакиева М.С. О прожиточном минимуме в Республике Башкортостан // Экономика и управление: науч.-практ. журн. 2015. № 1. С. 114—117. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=22971056 (дата обращения: 12.01.2016).

5    См.: Методические рекомендации по расчетам прожиточного минимума, утвержденные Министерством труда Российской Федерации 10 нояб. 1992 г. в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 2 марта 1992 г. № 210 «О системе минимальных потребительских бюджетов населения Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 11. С. 558.

6    См.: Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» от 24 окт. 1997 г. № 134-ФЗ // Рос. газ. 1997. 29 окт.

7    См.: Методические рекомендации по определению потребительской корзины для основных социально-демографических групп населения в целом по Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации: постановление Правительства Российской Федерации от 17 февр. 1999 г. № 192 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 1999. № 8. Ст. 1039.

8    См.: Методические рекомендации по определению потребительской корзины для основных социально-демографических групп населения в субъектах Российской Федерации: постановление Правительства Российской Федерации от 28 янв. 2013 г. № 54 // Там же. 2013. № 5. Ст. 395.

9    Рассчитано по: Уровень и динамика цен в Республике Башкортостан: стат. бюл. № 3 (январь — март 2015 г.). Уфа, 2015. С. 7.

A. M. ALLAYAROVA. METHODS OF CALCULATING THE LIVING WAGE (THE CASE STUDY OF THE REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN)

Key words: living wage, minimum market basket, consumer price index

Abstract. Based on the case study of the Republic of Bashkortostan, the paper presents information about the order of setting the living wage, its structure and rate. The author assesses calculation of the living wage rate and of the market basket.

Synopsis. Introduction: approaches to determination of the poverty threshold and the level of poverty adopted in the country and the region influence the social protection of the poor. The absolute poverty concept used in Russia and in its regions is determined by the living wage rate. Consideration of how to calculate this social standard during the period of reform makes it possible to evaluate the specifics of the normative-statistical and normative approaches.

Materials and Methods: the material is based on the state statistics. For calculating the indicators of relative poverty the RASP application was used.

Results: in the course of the study based on comparison of growth rates of regional living wages and consumer price indices, the author proposes an approach to calculate the minimum living wage. Comparison of the extent of poverty determined on the basis of both absolute and relative concepts is presented. Special attention is paid to the quarterly dynamics of the living wage determined by the 2013 official methodology. Seasonal changes in prices of selected food items built into in the market basket lead to a sharp increase (decrease) in the living wage rate; this does not always reflect the real situation, based on the consumer price index. To avoid this, a clearer account of the change in prices for nonfood goods and services is necessary. Evaluation of the market basket in the region was carried out, where the cost of groceries is determined in accordance with the applied method and the cost of nonfood goods and services is adjusted through direct multiplication by the corresponding consumer price indices. The evaluation-based variant of the living wage is close to the rate calculated according to the existing method, at the same time, it is less subject to sudden changes in dynamics, which is extremely important in social practice. In terms of Russia’s aspiration to meet the European standards concerning this issue, consideration of the relative concept of poverty adopted in OECD countries and at the regional level is substantiated.

Discussion and Conclusions: scrutiny of the methodological foundations of the study made it possible to consider the causes of the apparent fluctuations in the quarterly dynamics of the living wage rate. It is concluded that in determining the living wage rate based on the normative-statistical approach currently used, a clearer account of the change in prices for nonfood goods and services is necessary.

REFERENCES

1    Stat’ja podgotovlena pri finansovoj podderzhke RGNF proekt № 1512-02018 («Sel’skaja bednost’ v uslovijah global’nyh vyzovov: regional’nyj aspekt») [This paper was prepared with financial support from the Russian Foundation for the Humanities, Project No. 15-12-02018 (“Rural poverty in the context of global challenges: a regional perspective”)].

2    Ovcharova LN, Biryukova SS, Popova DO, Vardanyan EG. Uroven’ i profil’ bednosti v Rossii: ot 1990-h godov do nashih dnej [The level and profile of poverty in Russia: of the 1990th years up to now]. Moscow: NIU VShJe Publ.; 2014. 35 p.

3    Kuznetsova N, Razumov A. Minimal’nyj potrebitel’skij bjudzhet. Kak ego schitat’? [The minimum consumer budget. How to calculate it?]. Jekonomika i zhizn = Economy and Life. 1991.

4    Allayarova AM, Bakieva MS. O prozhitochnom minimume v Respublike Bashkortostan [Minimum Cost of Living in the Republic of Bashkortostan]. Jekonomika i upravlenie: nauchno-prakticheskij zhurnal = Economics and Management: Research and Practice Journal. 2015; 1: 114—117. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=22971056 (accessed 12.01.2016). (In Russ.)

5    Metodicheskie rekomendacii po raschetam prozhitochnogo minimuma, utverzhdennye Ministerstvom truda Rossijskoj Federacii 10 nojabrja 1992 g. v sootvetstvii s Ukazom Prezidenta Rossijskoj Federacii ot 2 marta 1992 g. № 210 «O sisteme minimal’nyh potrebitel’skih bjudzhetov naselenija Rossijskoj Federacii» [Methodical recommendations for calculation of the living wage approved by the Ministry of Labour of the Russian Federation of 10 November 1992 in accordance with the Decree of the President of the Russian Federation of 2 March 1992 No. 210 “On the system of minimum consumer budgets of the population of the Russian Federation”]. Vedomosti SND i VS RF = Sheets of SND Russian Federation and Russian Armed Forces. 1992.

6    Federal’nyj zakon «O prozhitochnom minimume v Rossijskoj Federacii» ot 24 oktjabrja 1997 g. № 134-FZ [Federal Law of 24.10.1997 No. 134-FZ “About a living wage in the Russian Federation”]. Rossijskaja gazeta = Russian Newspaper. 1997.

7    Metodicheskie rekomendacii po opredeleniju potrebitel’skoj korziny dlja osnovnyh social’no-demograficheskih grupp naselenija v celom po Rossijskoj Federacii i v sub#ektah Rossijskoj Federacii: postanovlenie Pravitel’stva Rossijskoj Federacii ot 17 fevralja 1999 g. № 192 [Methodological recommendations for determining the market basket for the main sociodemographic groups in the Russian Federation as a whole and in the constituent entities of the Russian Federation: Decree of the Government of the Russian Federation of 17 February 1999 No. 192]. Sobranie zakonodatelstva Rossijskoj Federacii = Code of laws of the Russian Federation. 1999; 8. Art. 1039.

8    Metodicheskie rekomendacii po opredeleniju potrebitel’skoj korziny dlja osnovnyh social’no-demograficheskih grupp naselenija v sub#ektah Rossijskoj Federacii: postanovlenie Pravitel’stva Rossijskoj Federacii ot 28 janvarja 2013 g. № 54 [Methodological recommendations for determining the market basket for the main socio-demographic groups in the constituent entities of the Russian Federation: Decree of the Government of the Russian Federation of 28 January 2013 No. 54]. Sobranie zakonodatelstva Rossijskoj Federacii = Code of laws of the Russian Federation. 2013; 5. Art. 395.

9    Uroven’ i dinamika cen v Respublike Bashkortostan: statisticheskij bjulleten’. № 3 (janvar’ — mart 2015 g.) [The standard and dynamics of prices in the Republic of Bashkortostan]. Ufa; 2015.

ALLAYAROVA Almira Magrufovna, Chief Specialist — Expert of the Department for Living Standards Statistics and Household Surveys, Territorial Body of the Federal State Statistics Service in the Republic of Bashkortostan (Ufa, Russian Federation).

Поступила 31.03.2016.