А. Н. Ершов, А. А. Салатова. Общественное восприятие безработицы в 1992—2015 гг.

А. Н. ЕРШОВ, А. А. САЛАТОВА

ОБЩЕСТВЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ БЕЗРАБОТИЦЫ В 1992—2015 гг.

ЕРШОВ Андрей Николаевич, профессор кафедры общей и этнической социологии Казанского (Приволжского) федерального университета, доктор социологических наук.

САЛАТОВА Александра Александровна, ассистент кафедры общей и этнической социологии Казанского (Приволжского) федерального университета.

© Ершов А. Н., Салатова А. А., 2016

Ключевые слова: безработица, занятость, индекс актуальности проблемы безработицы, индекс вероятности увольнения, индекс вероятности трудоустройства, социоэкономический подход, общественное мнение, общественное восприятие

Аннотация. Статья посвящена обзору изменения общественного восприятия безработицы в контексте общественного мнения относительно занятости/безработицы и трудовых перспектив, а также в контексте направлений научного (преимущественно социологического) изучения безработицы. Анализируется период с 1992 г., с момента появления первых статистических данных о безработице, по конец 2015 г.

Реферат. Введение: реформирование российского общества в начале 1990-х гг. было направленно на развитие рыночных принципов хозяйствования и появление новых социальных явлений, например, таких как безработица. Переход к рыночным отношениям в России произошел стремительно, поэтому адекватное восприятие новых явлений социальной действительности формировалось постфактум. Отсутствовало публичное обсуждение проводимых реформ и преобразований, подкрепленное данными научных изысканий. Однако с 1992 г. накопилось большое количество исследований, посвященных безработице как социально-экономическому явлению. В то же время наблюдается определенный дефицит обзорных работ, посвященных анализу того, как менялись направления научного исследования безработицы, ее восприятия и обществом в целом, и научным сообществом.

Материалы и методы: материалом послужили исследовательские работы по теме безработицы в 1992—2015 гг., данные инициативных всероссийских опросов ВЦИОМ за 2008—2015 гг.

Результаты исследования: анализ литературы позволил сгруппировать изменения, происходившие в восприятии безработицы по трем основным этапам: пореформенный этап повышенного общественного внимания (1992—1998 гг.), период посттрансформационного подъема (1999—2008 гг.) — попытки соотнесения динамики безработицы с основными социально-экономическими тенденциями и процессами, период затяжного экономического кризиса (с 2009 г. по настоящее время) — постепенное снижение актуальности темы безработицы на фоне постоянной общественной боязни потерять работу и трудностей в поиске равноценной.

Обсуждение и заключения: с опорой на труды современных ученых авторы статьи опровергают два основных стереотипных подхода к восприятию безработицы: «безработица обусловлена существованием рынка труда» и «безработица — абсолютное зло». Анализ динамики различных индикаторов общественного отношения к теме занятости и безработицы, разработанных ВЦИОМ (индекса актуальности проблемы безработицы, индекса вероятности увольнения, индекса вероятности трудоустройства) закономерно показал значительные колебания индекса актуальности темы безработицы в зависимости от социально-экономической обстановки в стране. Напротив, страх потери работы и сложностей в поиске равноценной, возможно, в виду его более эмоциональной, личностной природы, находится почти на том же уровне, испытывая лишь незначительные колебания.

С началом реформирования советской общественной системы проблемы занятости и безработицы активно изучаются. Однако к настоящему времени в массовом общественном сознании, а также в среде государственных деятелей, управ-ленцев-практиков сформировались определенные стереотипы в понимании проблемы безработицы и поиску возможных путей ее разрешения. Отметим наиболее устоявшиеся следующие стереотипные суждения.

«Безработица — исключительно негативное социальное явление». В различных исследованиях такая оценка часто сопровождается этическими категориями «бедствие», «несчастье», «неизбежное зло» и эмоционально окрашенными выражениями «чудовищные условия», «всеобщая нищета» и др. Стереотип имеет довольно давнюю историю. Он возник под влиянием великой депрессии 20—30-х гг. XX в. и кейнсианской экономической теории, в рамках которой полная занятость рассматривалась как случайное явление. В России в связи с декларируемым долгое время советским правительством тезисом о полной занятости после распада СССР и перехода к рыночной экономике это суждение, особенно в пореформенный период 1992—1998 гг., было очень распространено и популярно. Однако экономическая наука убедительно доказала, что полное отсутствие безработицы в обществе невозможно ввиду постоянного наличия определенного процента экономически активного населения (3—6 %), по различным причинам не желающего работать. Такую ситуацию принято описывать термином «естественный уровень безработицы»1, который также называют уровнем безработицы при полной занятости.

Явление безработицы подвергается всестороннему анализу. Ее последствия и издержки оцениваются на различных уровнях (национальном, региональном, внутрифирменном) и по различным основаниям (социальным, экономическим, психологическим). Разработаны и успешно применяются различные экономические, статистические, факторные, потоковые модели анализа ситуации. Изучение процессов, протекающих на рынке труда, свидетельствует о том, что не все последствия и издержки безработицы можно однозначно оценить либо как положительные, либо как отрицательные. Например, согласно трехуровневой модели учета совокупных издержек безработицы А. В. Костыря, негативный на региональном уровне эффект от миграционных процессов рабочей силы, возникший вследствие кризиса и безработицы в отдельных отраслях экономики, на национальном уровне может быть преобразован в положительный путем эффективного перераспределения высвободившихся кадров в соответствии со спросом на рабочую силу. Такое перераспределение в итоге будет способствовать уменьшению расходов на выплату пособий по безработице, финансирование мероприятий по ее сокращению и повышению эффективности деятельности принимающих трудовые кадры предприятий2.

«Безработица обусловлена самим существованием рынка труда. Если существует рынок труда, обязательно должна существовать и безработица». Особенно интенсивно такой стереотип поддерживается представителями политэкономии социализма. Фактически прямой зависимости между этими явлениями нет. Напротив, развитый и гибкий рынок труда способствует «рассасыванию» безработицы. Безработица, скорее, является «органическим составляющим рынка тру-да»3. «Рынок труда — это своеобразное зеркало, в котором в каждый данный момент отражается либо недостаток, либо излишек рабочей силы по сравнению с потребностями общественного производства»4. Рынок труда, по сути, призван только регулировать отношения спроса-предложения на рабочую силу. Причины, обусловливающие наличие или отсутствие избыточной рабочей силы, лежат вне его рамок.

Применительно к российским условиям безработица как явление тесно связана, во-первых, с необходимостью обнаружения сущностных характеристик различных общественных явлений, непосредственно влияющих на ситуацию и затрагивающих жизненные интересы многих субъектов социального действия, что в свою очередь порождает многоплановость толкований, оценок и мнений, а во-вторых, с исторической динамикой, в контексте которой проходила замена советских стереотипов деятельности, поведения и сознания в духе социализма новыми — рыночного типа. С точки зрения исторического динамизма Р. И. Капелюшников выделяет три этапа в развитии российского рынка труда: пореформенный (1991—1998 гг.), посттрансформационный подъем (1999— 2008 гг.), период финансово-экономического кризиса (с 2009 г.)5. На наш взгляд, период всемирного финансовоэкономического кризиса 2008—2009 гг., относительной стабильности в 2012—2013 гг., а также период введения санкций в отношении России в 2014—2015 гг. следует объединить в один период структурного экономического кризиса. В пользу этого свидетельствует официальная позиция Правительства Российской Федерации, выраженная в выступлении первого вице-премьера И. И. Шувалова на Всемирном экономическом форуме в Давосе (январь 2015 г.): «На самом деле, из кризиса мы не вышли, а потом мягко начали переходить в другой, еще до событий на Украине, потому что мы стали резко терять темпы и стало понятно — вот он структурный кризис...»6. Безработица является составной частью рынка труда, поэтому анализ особенностей ее восприятия обществом целесообразно проводить в рамках рассмотренных этапов.

Пореформенный этап повышенного общественного внимания (1992—1998 гг.). На этом этапе повышенное общественное внимание к процессу формирования в России массовой безработицы было обусловлено самим фактом ее появления в результате перехода к рыночной экономике. Первоначальной формой реакции на данный процесс стал поток так называемой «алармистской публицистики»7 — большого количества работ, имеющих резко негативную окраску и прогнозирующих скорую потерю работы для миллионов людей.

В этот же период начинают появляться и публикации (например, З. В. Куприяновой8, Р. Г. Емцова9, У. Р. Кили-баевой10) об основных статистических и социологических показателях роста численности незанятого населения. Со временем потребность в осмыслении реального хода изменений, происходящих в обществе, начала осознаваться острее, и это сместило вектор общественного внимания в сторону научного подхода к анализу безработицы.

Постепенно, по мере изучения рассматриваемого явления, накапливалась достоверная информация об изменениях в структуре и составе безработных, об их материальном положении и социальном самочувствии, о роли различных слоев населения в пополнении рядов незанятых граждан. Она отражена в работах В. Е. Гимпельсона и В. С. Магуна11, А. А. Гордиенко, Г. С. Пошевнева и Ю. М. Плюснина12, С. Л. Дановского13, Т. Четверниной14.

Этап посттранформационого подъема 1999—2008 гг. — попытки соотнесения динамики безработицы с синхронными социально-экономическими процессами и тенденциями. Мировой кризис 1998—1999 гг. дал информационный толчок для нового витка в осмыслении занятости и безработицы. Он обострил зависимость динамики безработицы от общих тенденций социально-экономического развития страны и мира15. Интерес к теме безработицы усилился в период экономической нестабильности 1998—1999 гг. По данным статистического исследования Т. В. Кузьминовой, количество диссертаций, посвященных исследованию безработицы, возросло сразу же после кризиса и постепенно снизилось в последующие годы16. В посткризисный период ученые анализировали тенденции развития безработицы как явления, возможности управления ее динамикой. Предпринимались попытки (например, в работах Л. С. Морозовой17, В. И. Шабаевой18, А. А. Шатскова и С. Е. Радонцева19) соотнести данные о синхронных с ним социально-экономических процессах.

Между тем без комплексного анализа проблемы довольно сложно оценить и интерпретировать ключевые факторы и особенности безработицы в России, а также найти эффективные механизмы решения проблемы.

На уровне массового сознания в вопросах восприятия безработицы уже к концу 1998 г. обозначились тревожные тенденции. По данным опросов ВЦИОМ, к ноябрю 1998 г. четверо из десяти опрошенных не имели представления о собственных ближайших перспективах в занятости, оплате труда и сохранении своего предприятия в целом20. Под воздействием кризисной ситуации население страны все острее испытывает на себе давление реальных жизненных обстоятельств (потеря работы, падение уровня благосостояния, рост цен, инфляция) и начинает все больше осуждать безработицу. Число респондентов, считающих, что такое явление в России недопустимо, возросло в 1998 г. до 54 %, против 47 % в 1995 г.21 С прохождением острой фазы кризиса общественный интерес к теме безработицы начинает ослабевать. Уже к 2006 г. эта проблема в массовом сознании отошла на второй план. По итогам обследования ВЦИОМ, поведенного в октябре 2006 г., среди проблем, наиболее значимых для россиян, безработица занимала третье место после роста цен и пенсионного обеспечения22.

Период затяжного экономического кризиса (2009 г. по настоящее время) — постепенное снижение актуальности темы безработицы на фоне стабильной общественной боязни потерять работу и трудностей в поиске равноценной. На современном этапе научных исследований явления безработицы наблюдается рост количества работ, стремящихся использовать междисциплинарные, социоэкономические подходы. Применение социологического подхода, наряду с экономическим, позволяет вовлечь в исследовательский фокус работника как полноправного субъекта отношений на рынке труда, имеющего собственные потребности и интересы, и тем самым расширить рамки анализа от концепции экономического человека к социологическому. При этом, по мнению А. Л. Комлева, «основные компоненты рынка труда рассматриваются в контексте их включенности в систему широких социальных связей и отношений, обусловливающих, наряду с экономическими, политическими, демографическими и социально-психологическими условиями и факторами, детерминацию состояния и тенденции развития рынка тру-да»23. Однако, несмотря на то что социологический подход позволяет взглянуть на проблему занятости более широко, в отечественной науке он находится в стадии формирования24. В пользу этого свидетельствуют диссертационные работы, защищенные с 2003 по начало 2015 г. Согласно полученным данным, безработица в первую очередь становится предметом исследования экономических наук и только потом — социологических25.

Наметилась тенденция смещения вектора исследовательского интереса от проблем безработицы к анализу различных форм нестандартной, неформальной занятости, появившихся в последнее десятилетие в виду развития информационных технологий. В фокусе изучения безработицы в настоящее время находятся исследования:

—    особенностей региональной безработицы. В рамках этого направления ученые предпринимают попытки обобщить и проанализировать не только особенности безработицы как социально-экономического явления, но и ее региональные особенности и специфические механизмы регулирования26. При этом в качестве объекта исследования может выступать не только безработица субъекта Российской Федерации, что подтверждают исследования А. В. Сивцевой27, Н. А. Княгининой и Я. С. Зыковой28), но и отдельно взятого города или группы городов, а также сельской местности;

—    гендерных особенностей российской безработицы: гендерного равенства при устройстве на работу, отраслевой сегрегации, вытеснения женщин с рынка труда в кризисные периоды и др. Этой проблематикой занимаются А. И. Юв-ченко29, А. Д. Неретина и К. А. Нефедова30);

—    особенностей безработицы среди различных слоев и групп населения (среди молодежи, среди выпускников вузов, безработицы среди экономически активного населения). Об этом пишут А. А. Рацлаф и А. В. Седова31, С. И. Галяут-динова и Б. М. Емалетдинов32;

—    особенностей переживания и преодоления ситуации безработицы безработными, что отражено в трудах А. П. Ив-левой33, М. М. Орловой34;

— особенностей безработицы как явления: рассматриваются сложности в трактовке различных определений и видов безработицы, проблемы многофакторного анализа этого явления.

По данным опросов ВЦИОМ, в начале 2014 г. тема безработицы для россиян была менее актуальной, чем в период экономического кризиса 2008—2009 гг.35. Однако рассмотрение динамики различных индикаторов общественного отношения к теме занятости и безработицы (индекса актуальности проблемы безработицы, индекса вероятности увольнения (индекс вероятности проблем с работой с 2015 г.), индекса вероятности трудоустройства) свидетельствует о том, что общественная оценка вероятности увольнения остается примерно на одном уровне, испытывая незначительные колебания под воздействием кризисных явлений в экономике (рисунок). В аналогичных пределах наблюдается колебание индекса вероятности трудоустройства с той лишь разницей, что его значения более пессимистичны. Воздействие объективной экономической ситуации в стране и мире испытывает на себе только индекс актуальности проблемы безработицы, показавший максимальный прирост на 46 пунктов в начале 2009 г. Этот показатель, отражающий наличие/отсутствие в окружении респондентов лиц, потерявших работу за последние 2—3 месяца, наиболее подвержен сезонным колебаниям.

В целом с 2008 по 2015 г. россияне меньше обсуждают проблему безработицы, но они не перестали бояться увольнений, достаточно пессимистично оценивая возможность трудоустройства на равноценную работу. Возможно, такие оценки перспектив потери работы обусловлены переживаемом на личностном уровне страхом потери источника благосостояния, привычного образа жизни и других социальных издержек безработицы по принципу «своя шкура ближе». Наличие или отсутствие в кругу знакомых лиц, потерявших работу, не вызывает настолько сильных личностных, эмоциональных переживаний. Необходимо отметить, что страх перед безработицей характерен для населения многих стран. В США 35 % жителей считают безработицу наиболее важной проблемой, с которой столкнулась страна. Это наибольшее число обеспокоенных с 1983 г.36

Таким образом, общественное восприятие явления безработицы прошло с начала 1990-х гг. этапы от негативного до спокойного и даже будничного. Однако в массовом общественном сознании на протяжении последних восьми лет страх потери работы сохраняется практически на одном и том же уровне. Более того, по данным опросов ВЦИОМ, население продолжает опасаться за возможность трудоустройства после потери работы на аналогичную должность. Несмотря на ухудшение социально-экономической обстановки в стране после введения антироссийских санкций в 2014 г., ситуация на рынке труда в 2015 г. была более спокойной по сравнению с кризисом 2008—2009 гг. Связано это, с одной стороны, с существенным сокращением в течение последних лет численности населения в трудоспособном возрасте и с уменьшением предложения рабочей силы. С другой стороны, в результате оптимизации численности персонала в 2009 г. на предприятиях отсутствует избыточная занятость. Однако опасения россиян за собственные трудовые перспективы, скорее всего, останутся на прежнем уровне.

ПРИМЕЧАНИЯ

1    См.: Friedman M. The role of monetary policy // Amer. Econ. Rev. 1968. № 58. P. 1—17.

2    См.: Костыря А.В. К оценке социально-экономических последствий безработицы // Управление городом: теория и практика. 2013. № 2. С. 67—76. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=20406615 (дата обращения: 14.01.2016).

3    См.: Файзуллин И.Ф. Безработица и основные пути ее сокращения: дис. ... канд. социол. наук. Уфа, 2007. 177 с. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=16120017 (дата обращения: 27.12.2015).

4    См.: Плакся В.И. Безработица: теория и современная российская практика (социально-экономический аспект). М.: Изд-во РАГС, 2004. 381 с. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=19748634 (дата обращения: 27.12.2015).

5    См.: Капелюшников Р.И. Конец российской модели рынка труда?: Препринт WP3/2009/06. М.: Из дат. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2009. 80 с. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=19915880 (дата обращения: 29.11.2015).

6    Россия и кризис встретились в Давосе. URL: http://www.interfax.ru/ business/419940 (дата обращения: 12.10.2015).

7    См.: Гордон Л.А., Клопов Э.В. Социальные эффекты и структура безработицы в России // Социол. исслед. 2000. № 1. С. 24—32.

8    См.: Куприянова З.В. Безработица глазами работников // Мониторинг обществ. мнения: экон. и соц. перемены. 1994. № 5. С. 32—35. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=9231662 (дата обращения: 02.10.2015).

9    См.: Емцов Р.Г. Масштабы и формы безработицы // Там же. С. 40—43. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=9231664 (дата обращения: 02.10.2015).

10    См.: Килибаева У.Р. Безработица в условиях перехода к рыночным отношениям: дис. . канд. экон. наук. Алматы, 1994. 320 с.

11    См.: Гимпельсон В.Е., Магун В.С. Уволенные работники на рынке труда: новая работа и социальная мобильность // Социол. журн. 1994. № 1. С. 134—149. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=23704120 (дата обращения: 03.10.2015).

12    См.: Гордиенко А.А., Пошевнев Г.С., Плюснин Ю.М. Структура поведения безработного / / Социол. исслед. 1996. № 11. С. 99—109.

13    См.: Дановский С.Л. Социальная типология безработных // Человек и труд. 1993. № 5—6. С. 22—24.

14    См.: Четвернина Т. Положение безработных и государственная политика на рынке труда // Вопр. экономики. 1997. № 2. С. 102—113.

15    См.: Козлов А.Г. Социальный процесс регулирования уровня безработицы в переходном периоде: дис. . канд. социол. наук. М., 2000. 126 с. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=19147947 (дата обращения: 19.07.2015).

16    См.: Кузьминова Т.В. Исследование феномена безработицы отечественной наукой (по материалам фондов диссертационного отдела РГБ) // Социол. исслед. 2003. № 7. С. 145—150. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=17299681 (дата обращения: 08.12.2015).

17    См.: Морозова Л.С. Взаимодействие рынка труда и потенциал потребительского рынка // Актуальные проблемы регионального и муниципального управления: сб. науч. ст. преподавателей, аспирантов и соискателей. М.: Изд-во Моск. гос. ун-та сервиса, 2000. С. 41—47. URL: http://elibrary.ru/ item.asp?id=22712139 (дата обращения: 13.12.2015).

18    См.: Шабаева В.И. Проблема занятости и демографическая ситуация в России в период трансформации (обзор) // Экон. и соц. проблемы России. 2000. № 4. С. 89—106. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=1355836 (дата обращения: 13.12.2015).

19    См.: Шатсков А.А., Радонцев С.Е. Динамика безработицы и правонарушений в Озерском районе // Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире: тез. докл. Х Науч.-практ. конф. по проблемам физ. воспитания учащихся. Коломна: Изд-во КГПИ, 2000. С. 208. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=22776309 (дата обращения: 13.12.2015).

20    См.: Куприянова З. Безработица и безработные // Мониторинг обществ. мнения: экон. и соц. перемены. 1999. № 1. С. 28—31. URL: http://elibrary. ru/item.asp?id=9205908 (дата обращения: 18.12.2015).

21    Там же. С. 29.

22    См.: Россияне опровергают министров. URL: http://www.trud.ru/ article/13-10-2006/ 108822_rossijane_oprovergajut_ministrov.html (дата обращения: 18.12.2015).

23    См.: Комлев А.Л. Региональный рынок труда (проблемы и перспективы): моногр. Волгоград: Изд-во Волгоград. ин-та экономики, социологии и права, 2006. 131 с. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=19799706 (дата обращения: 12.09.2015).

24    См.: Горина Е.Е. Исследование рынка труда: междисциплинарный подход // Совр. экономика: проблемы, тенденции, перспективы. 2011. № 5. С. 1—7. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=17090630 (дата обращения:

13.09.2015).

25    См.: Салатова А.А., Салатов К.А. Научный интерес к отечественной безработице: опыт двух десятилетий исследований // Экономическая наука в 21 веке: вопросы теории и практики: сб. материалов 9-й Междунар. науч.-практ. конф. Махачкала: Апробация, 2015. С. 83—86. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=25792271 (дата обращения: 13.09.2015).

26    См.: Вайс К.В. Особенности безработицы на региональном рынке труда: на примере Омской области // Актуальные проблемы экономического развития: сб. ст. Междунар. науч.-практ. конф. / ответ. редактор А.А. Су-киасян. Уфа, 28 апр. 2014. Уфа: Аэтерна, 2014. C. 52—54. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=21758479 (дата обращения: 12.10.2015).

27    См.: Сивцева А.В. Безработица в России: национальный и региональные аспекты // Экономика и социум. 2014. № 4. С. 835—838. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=23385121 (дата обращения: 15.10.2015).

28    См.: Княгинина Н.А., Зыкова Я.С. Рынок труда и безработица в Ивановской области // Науч. поиск. 2015. № 2.4. С. 74—75. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=24077241 (дата обращения: 15.10.2015).

29    См.: Ювченко А.И. Глобализация гендерных отношений: изучение перспектив формирования мирового гендерного порядка // Альманах совр. науки и образования. 2014. № 2. С. 190—193. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=21143813 (дата обращения: 29.12.2015).

30    См.: Неретина А.Д., Нефедова К.А. Гендерные аспекты безработицы в условиях финансово-экономического кризиса // Актуал. проблемы гуманит. и естест. наук. 2014. № 3. Ч 2. С. 356—358. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=21494558 (дата обращения: 20.04.2015).

31    См.: Рацлаф А.А., Седова А.В. Молодежная безработица // Молодой ученый. 2015. № 11. С. 959—961. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=23610328 (дата обращения: 12.01.2016).

32    См.: Галяутдинова С.И., Емалетдинов Б.М. Социальный инфантилизм как фактор безработицы среди молодежи // Материалы VII Междунар. науч.-практ. конф. «Системогенез учебной и профессиональной деятельности». Ярославль, 20—22 окт. 2015 г. Ярославль, 2015. С. 149—152. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=24781412 (дата обращения: 12.01.2016).

33    См.: Ивлева А.П. Особенности переживания ситуации безработицы у людей с различными смысложизненными ориентациями // Изв. Рос. гос. пед. ун-та им. А.И. Герцена. 2007. Т. 16. № 40. С. 416—419. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=14650652 (дата обращения: 16.01.2016).

34    См.: Орлова М.М. Адаптационные стратегии безработицы в контексте идентичности «больной-здоровый человек» // Совр. исслед. соц. проблем (электрон. науч. журн.). 2014. № 3. С. 19. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=21948005 (дата обращения: 16.01.2016).

35    См.: Безработица и разговоры о ней. URL: http://wciom.ru/index. php?id=236&uid=114804 (дата обращения: 29.01.2016).

36    См.: Jones J.M. Unemployment Solidifies Position as Most Important Problem. URL: http://www.gallup.com/poll/146081/unemployment-solidifies-position-important-problem.aspx (дата обращения: 22.03.2016.)

A. N. ERSHOV, A. A. SALATOVA. PUBLIC PERCEPTION OF UNEMPLOYMENT IN 1992—2015

Key words: unemployment, employment, index of relevance of the problem of unemployment, index of probability of dismissal, index of probability of employment, socio-economic approach, public opinion, public perception

Abstract. The paper is devoted to the overview of the changes in public perception of unemployment in the context of public opinion regarding employment/unemployment and employment prospects, as well as in the context of scientific (mainly sociological) study of unemployment. The period analyzed is that from 1992 (when the first statistical data on unemployment appeared) by the end of 2015.

Synopsis. Introduction: the reform of Russian society in the early 1990s was directed at the development of market management principles and the emergence of new social phenomena, such as unemployment. The transition to a market economy in Russia occurred rapidly, so adequate perception of the emerging phenomena of social reality was formed post factum. There was no adequate public discussion of the reforms and transformations supported by the data of scientific research. However, since 1992, there were a lot of research data devoted to unemployment as a socio-economic phenomenon. At the same time, there is a certain lack of review papers devoted to the analysis of how the direction of scientific study of unemployment was changing, as well as its perception both by the society as a whole, and by the scientific community.

Materials and Methods: the material used were the research papers on unemployment in 1992—2015 and the data of the initiative nationwide opinion polls conducted by the Russian Public Opinion Research Center in 2008—2015.

Results: the analysis of literature made it possible to group the changes that occurred in the perception of unemployment in three main phases: the reform phase of increased public attention (1992—1998); the period of posttransformation rise (1999—2008) — the attempts to correlate the dynamics of unemployment with the main socio-economic trends and processes; the period of protracted economic crisis (2009 to the present day) — a gradual decline in the relevance of the topic of unemployment against the background of continuing public fear of losing a job and difficulties in finding the equivalent one.

Discussion and Conclusions: basing on the works of contemporary scholars the authors refute the two basic stereotyped approaches to perception of unemployment: “unemployment is caused by the existence of the labor market” and “unemployment is an absolute evil”. Analysis of dynamics of various indicators of social relationships to the topic of employment and unemployment developed by the Russian Public Opinion Research Center (the index of relevance of the problem of unemployment, the index of probability of dismissal, the index of probability of employment) as the natural result, showed significant fluctuations of the index of relevance of the topic of unemployment depending on the socio-economic situation in the country. On the contrary, fear of job loss and difficulties in finding an equivalent, possibly due to its emotional and personal nature, is almost at the same level with only minor fluctuations.

REFERENCES

1    Friedman M. The role of monetary policy. American Economic Review. 1968; 58:1—17.

2    Kostyrya AV. K ocenke social’no-jekonomicheskih posledstvij bezraboticy [On the assessment of social and economic consequences of unemployment]. Upravlenie gorodom: teorija i praktika = Management of the city: theory and practice. 2013; 2:67—76. Available from: http://elibrary.ru/item. asp?id=20406615 (accessed 14.01.2016). (In Russ.)

3    Fajzullin IF. Bezrabotica i osnovnye puti ee sokrashhenija [Unemployment and the main ways of reducing it]. Ufa; 2007. 177 р. Available from: http:// elibrary.ru/item.asp?id=16120017 (accessed: 27.12.2015). (In Russ.)

4    Plaksja VI. Bezrabotica: teorija i sovremennaja rossijskaja praktika

(social ’no-jekonomicheskij aspekt) [Unemployment:    theory and the

contemporary Russia’s practice (the socio-economic aspect)]. Moscow: RAGS Publ.; 2004. 381 р. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=19748634 (accessed 27.12.2015). (In Russ.)

5    Kapeljushnikov RI. Konec rossijskoj modeli rynka truda?: Preprint WP3/2009/06 [The end of the Russian model of the labor market? Working paper WP3/2009/06]. Moscow: The Publishing House of the Higher School of Economics; 2009. 80 р. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=19915880 (accessed 29.11.2015). (In Russ.)

6    Rossija i krizis vstretilis’ v Davose [Russia and the crisis met in Davos]. Available from: http://www.interfax.ru/business/419940 (accessed 12.10.2015). (In Russ.)

7    Gordon LA, Klopov EV. Social’nye jeffekty i struktura bezraboticy v Rossii [Social effects and structure of unemployment in Russia]. Sociologicheskie issledovanija = Sociological Studies. 2000; 1:24—32.

8    Kupriyanova ZV. Bezrabotica glazami rabotnikov [Unemployment in Working People’s Eyes]. Monitoring obshhestvennogo mnenija: jekonomicheskie i socialnye peremeny = The Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes Journal. 1994; 5:32—35. Available from: http://elibrary.ru/ item.asp?id=9231662 (accessed 02.10.2015). (In Russ.)

9    Yemtsov RG. Masshtaby i formy bezraboticy [Scales and Forms of Unemployment]. Monitoring obshhestvennogo mnenija: jekonomicheskie i sociaVnye peremeny = The Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes Journal. 1994; 5:40—43. Available from: http://elibrary.ru/ item.asp?id=9231664 (accessed 02.10.2015). (In Russ.)

10    Kilibaeva UR. Bezrabotica v uslovijah perehoda k rynochnym otnoshenijam [Unemployment in the conditions of transition to market relations]. Almaty; 1994. 320 р.

11    Gimpel’son VE, Magun VS. Uvolennye rabotniki na rynke truda: novaja rabota i social’naja mobil’nost’ [Dismissed workers in the labor market: new jobs and social mobility]. Sociologicheskij zhurnal = Sociological Journal. 1994; 1:134—149. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=23704120 (accessed 03.10.2015). (In Russ.)

12    Gordienko AA, Poshevnev GS, Pljusnin JuM. Struktura povedenija bezrabotnogo [The structure of behavior of the unemployed]. Sociologicheskie issledovanija = Sociological Studies. 1996; 11:99—109.

13    Danovskij SL. Social’naja tipologija bezrabotnyh [Social typology of the unemployed]. Chelovek i trud = The Person and work. 1993; 5—6:22—24.

14    Chetvernina T. Polozhenie bezrabotnyh i gosudarstvennaja politika na rynke truda [Position of the unemployed and public policies in the labor market]. Voprosy jekonomiki = Questions of Economic. 1997; 2:102—113.

15    Kozlov AG. Social’nyj process regulirovanija urovnja bezraboticy v perehodnom periode [The social process of unemployment regulation in a transition period]. Moscow; 2000. 126 р. Available from: http://elibrary.ru/ item.asp?id=19147947 (accessed 19.07.2015). (In Russ.)

16    Kuz’minova TV. Issledovanie fenomena bezraboticy otechestvennoj naukoj (po materialam fondov dissertacionnogo otdela RGB) [Studying the phenomenon of unemployment in Russian science (basing on the materials of the Dissertation Department of the Russian State Library)]. Sociologicheskie issledovanija = Sociological Studies. 2003; 7:145—150. Available from: http:// elibrary.ru/item.asp?id=17299681 (accessed 08.12.2015). (In Russ.)

17    Morozova LS. Vzaimodejstvie rynka truda i potencial potrebitel’skogo rynka [Interaction of the labor market and the consumer market potential]. AktuaVnye problemy regional'nogo i municipal'nogo upravlenija = Urgent problems of regional and municipal administration. Moscow: Moscow State University of tourism and Service Publ.; 2000. p. 41—47. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=22712139 (accessed 13.12.2015). (In Russ.)

18    Shabaeva VI. Problema zanjatosti i demograficheskaja situacija v Rossii v period transformacii (obzor) [The issue of employment and the demographic situation in Russia in a transformation period (a review)]. Jekonomicheskie i social'nye problemy Rossii = Economic and social problems of Russia. 2000; 4:89—106. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=1355836 (accessed

13.12.2015). (In Russ.)

19    Shatskov AA, Radontsev SE. Dinamika bezraboticy i pravonarushenij v Ozerskom rajone [Dynamics of unemployment and crime in the Ozersk district]. Chelovek, zdorov'e, fizicheskaja kul'tura i sport v izmenjajushhemsja mire = The human being, health, physical culture and sport in a changing world. Kolomna: Kolomna State Pedagogical Institute Publ.; 2000. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=22776309 (accessed 13.12.2015). (In Russ.)

20    Kuprijanova Z. Bezrabotica i bezrabotnye [Unemployment and the unemployed]. Monitoring obshhestvennogo mnenija: jekonomicheskie i social'nye peremeny = The Monitoring of Public Opinion: Economic and Social Changes Journal. 1999; 1:28—31. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=9205908 (accessed 18.12.2015). (In Russ.)

21    Ibid.

22    Rossijane oprovergajut ministrov [The Russians disprove ministers]. Available from: http:/ /www.trud.ru/article/13-10-2006/108822_rossijane_ oprovergajut_ministrov.html (accessed 18.12.2015). (In Russ.)

23    Komlev AL. Regional’nyj rynok truda (problemy i perspektivy) [The regional labor market (problems and prospects)]. Volgograd: Volgograd Institute of Economics Sociology and Law Publ.; 2006. 131 р. Available from: http:// elibrary.ru/item.asp?id=19799706 (accessed 12.09.2015). (In Russ.)

24    Gorina EE. Issledovanie rynka truda: mezhdisciplinarnyj podhod [Labor market research: the interdisciplinary approach]. Sovremennaja jekonomika: problemy, tendencii, perspektivy = Modern Economics: Problems, Trends, Prospects. 2011; 5:1—7. Available from: http://elibrary.ru/item. asp?id=17090630 (accessed 13.09.2015). (In Russ.)

25    Salatova AA, Salatov KA. Nauchnyj interes k otechestvennoj bezrabotice: opyt dvuh desjatiletij issledovanij [Scientific interest in domestic unemployment: experience of two decades of researches]. Jekonomicheskaja nauka v 21 veke: voprosy teorii i praktiki = Economic science in the 21st century: questions of the theory and practice. Makhachkala: Approbation Publ.; 2015. p. 83—86. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=25792271 (accessed 13.09.2015). (In Russ.)

26    Vajs KV. Osobennosti bezraboticy na regional’nom rynke truda: na primere Omskoj oblasti [Features of unemployment at the regional labor market: the case study of the Omsk Region]. Aktual'nye problemy jekonomicheskogo razvitija = Urgent problems of economic development. Ufa: Aeterna Publ.; 2014. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=21758479 (accessed

12.10.2015) . (In Russ.)

27    Sivtseva AV. Bezrabotica v Rossii: nacional’nyj i regional’nye aspekty [Unemployment in Russia: the national and regional aspects]. Jekonomika i socium = Economy and society. 2014; 4:835—838. Available from: http:// elibrary.ru/item.asp?id=23385121 (accessed 15.10.2015). (In Russ.)

28    Knjaginina NA, Zykova JaS. Rynok truda i bezrabotica v Ivanovskoj oblasti [The labor market and unemployment in the Ivanovo Region]. Nauchnyj poisk = Scientific search. 2015; 2.4:74—75. Available from: http://elibrary. ru/item.asp?id=24077241 (accessed 15.10.2015). (In Russ.)

29    Yuvchenko AI. Globalizacija gendernyh otnoshenij: izuchenie perspektiv formirovanija mirovogo gendernogo porjadka [Gender relations globalization: studying perspectives of world gender order formation]. Al'manah sovremennoj nauki i obrazovanija = Almanac of Modern Science and Education. 2014; 2:190—193. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=21143813 (accessed

29.12.2015) . (In Russ.)

30    Neretina AD, Nefedova KA. Gendernye aspekty bezraboticy v uslovijah finansovo-jekonomicheskogo krizisa [Gender aspects of unemployment in the circumstances of a financial and economic crisis]. Aktual'nye problemy gumanitarnyh i estestvennyh nauk = Actual problems of humanitarian and natural sciences. 2014; 3(2):356—358. Available from: http://elibrary.ru/item. asp?id=21494558 (accessed 20.04.2015). (In Russ.)

31    Raclaf AA, Sedova AV. Molodezhnaja bezrabotica [Youth unemployment]. Molodoj uchenyj = Young Scientist. 2015; 11:959—961. Available from: http:// elibrary.ru/item.asp?id=23610328 (accessed 12.01.2016). (In Russ.)

32    Galjautdinova SI, Emaletdinov BM. Social’nyj infantilizm kak faktor bezraboticy sredi molodezhi [Social immaturity as a factor of youth unemployment]. Sistemogenez uchebnoj i professional'noj dejatel'nosti = System genesis of educational and professional activities. 2015. p. 149—152. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=24781412 (accessed 12.01.2016). (In Russ.)

33    Ivleva AP. Osobennosti perezhivanija situacii bezraboticy u ljudej s razlichnymi smyslozhiznennymi orientacijami [Features of unemployment experience among people with various orientations in life sense]. Izvestija Rossijskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta im. A.I. Gercena = Izvestia: Herzen University Journal of Humanities & Science. 2007;

40(16):416—419. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=14650652 (accessed 16.01.2016). (In Russ.)

34    Orlova MM. Adaptacionnye strategii bezraboticy v kontekste identichnosti «bol’noj-zdorovyj chelovek» [Unemployment adaptation strategies in the context of the of the “sick-healthy person” identity]. Sovremennye issledovanija social’nyh problem (jelektronnyj nauchnyj zhurnal) = Modern Research of Social Problems. 2014. Available from: http://elibrary.ru/item.asp?id=21948005 (accessed 16.01.2016). (In Russ.)

35    Bezrabotica i razgovory o nej [Unemployment and talking about it]. Available from: http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=114804 (accessed

29.01.2016). (In Russ.)

36    Jones JM. Unemployment Solidifies Position as Most Important Problem. Available from: http://www.gallup.com/poll/146081/unemployment-solidifies-position-important-problem.aspx (accessed 22.03.2016).

ERSHOV Andrei Nikolaevich, Doctor of Sociological Sciences, Professor at the Department of General and Ethnic Sociology, Kazan (Volga) Federal University (Kazan, Russian Federation).

SALATOVA Aleksandra Aleksandrovna, Assistant Lecturer at the Department of General and Ethnic Sociology, Kazan (Volga) Federal University (Kazan, Russian Federation).

Поступила 13.05.2016.