Н. В. Крюкова, Г. И. Макаренко. Отдельные аспекты развития системы общественной самоорганизации немцев Крыма

Н. В. КРЮКОВА, Г. И. МАКАРЕНКО

ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ САМООРГАНИЗАЦИИ НЕМЦЕВ КРЫМА

КРЮКОВА Наталия Васильевна, заведующий кафедрой социальногуманитарных наук Севастопольского экономико-гуманитарного института (филиала) Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского, кандидат философских наук, доцент (г. Севастополь).

МАКАРЕНКО Геннадий Иванович, старший преподаватель кафедры правоведения Севастопольского экономико-гуманитарного института (филиала) Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского (г. Севастополь).

© Крюкова Н. В., Макаренко Г. И., 2016

Ключевые слова: крымские немцы, общественная самоорганизация, религиозная община, общественно-политическая активность, национальнокультурная автономия

Аннотация. В статье рассматриваются отдельные вопросы развития системы общественной самоорганизации крымских немцев в течение длительного исторического развития полуострова. Особое внимание уделено описанию общественных организаций этого малого этноса, охарактеризованы их цели и задачи в современных условиях.

Реферат. Введение: одним из основных условий для успешного развития региона, в частности полиэтничного Крыма, является создание предпосылок для взаимодействия и взаимопонимания народов, которые его населяют. В настоящее время в этом контексте возросла потребность в научных исследованиях, посвященных изучению национально-культурных организаций. Статья раскрывает некоторые аспекты развития системы общественной самоорганизации немцев крымского полуострова с момента появления данной этнической группы на территории Крыма до нынешнего времени. Целью исследования является изучение общественно-политической активности крымских немцев в течение определенного исторического периода. Объектом исследования служит общественная самоорганизация малого этноса «Крымские немцы». Предмет исследования — национальнокультурные организации крымских немцев.

Материалы и методы: в ходе исследования архивных и статистических данных о наличии и функционировании общественных организаций крымских немцев применялись исторический, институциональный, системный, социологический методы.

Результаты исследования: анализ позволил дать развернутую характеристику общественно-политической активности крымских немцев на разных исторических этапах, приведены некоторые статистические данные, определены цели и задачи существования и функционирования общественных организаций крымских немцев в настоящее время.

Обсуждение и заключения: в процессе исследования установлено, что система общественной самоорганизации крымских немцев прошла множество этапов развития, особенности которых обусловлены спецификой исторического, экономического и политического развития полуострова. Основные цели работы существующих общественных объединений представителей этого малого этноса в полиэтничном регионе — возрождение, сохранение и популяризация духовных традиций и богатого культурного наследия крымских немцев; всестороннее сотрудничество с другими общественными и национально-культурными организациями полуострова.

Исследование общественных национально-культурных организаций, в частности этнических обществ, не теряет актуальности. Особенно значимыми является изучение этой проблемы в таком полиэтничном регионе, как Республика Крым. Вопросам разработки проблем и перспектив самоорганизации российских немцев посвящены работы А. Айсфельда1, Л. В. Малиновского2, Н. В. Венгер3, И. В. Черказьяновой4 и др. Различные аспекты истории немцев Крыма отражены в трудах Ю. Н. Лаптева5.

Говоря об общественной самоорганизации немцев Крыма в XIX — начале XX в., следует остановиться на рассмотрении немецких религиозных общин, так как для переселенцев такая община была центром сохранения культуры. Немецкие переселенцы по вероисповеданию были католиками, протестантами, а также состояли в лютеранских, реформаторских, менонитских, баптистских, адвентистских и других сектах. Общественно-религиозная жизнь этих людей

была достаточно активной. Собственными силами строились церкви, молельные дома менонитов и сектантов служили одновременно и школами. Евангелическо-лютеранские общины немцев Крыма объединялись в приходы. Старейшими из крымских приходов являются Нейзацкий и Цюрихтальский. Образование первого из них датируется 1812 г. К 1865 г. на полуострове были три места компактного проживания немцев-католиков, где имелись римско-католические церкви: Розенталь, Кроненталь и Цюрихталь.

Во второй половине XIX в. в Крыму компактно в ряде сел поселились менониты. Они были объединены в сельские поземельные общины и в религиозную общину. Менонитом считался каждый колонист, принявший крещение по вере и происходивший из своей этнической среды. Полагаем, что принадлежность колонистов к религиозной общине совпадала с их принадлежностью к сельской, в которую они и были интегрированы по конфессиональному признаку. На территории полуострова сформировалось также множество сект и сектантских групп. В начале XX в. в Крыму было 186 евангелическо-лютеранских (20 913 чел.), 22 католические (5 063 чел.), 29 менонитских (3 260 чел.), 10 сепаратистских общин (1 575 чел.)6.

Общественно-политическая жизнь крымских немцев вступает в относительно активную фазу с начала XX в. Вслед за А. Айсфельд приведем примеры политической самоорганизации российских немцев. Это участие немцев в формировании политических партий в России в начале XX в., благотворительная и кооперативная деятельность в 1921—1926 гг., политическая деятельность в период спецпо-селения и трудармии (1941—1955 гг.), образование инициативных групп в период между 1955 и 1985 гг., образование общественных организаций в период между 1986 и 1990 гг., деятельность общественных организаций начиная с 1991 г.7

Немцы принимали активное участие в общественно-политической жизни Крыма в начале XX в. Представляется существенным указать, что в конце XIX — начале XX в. в России появляются националистические течения, объектом нападок которых становится немецкое население империи. Причины были, скорее, экономические, чем политические.

Ю. Н. Лаптев дал условную классификацию российских немцев того времени. К первой группе относились балтийские немцы, обосновавшиеся в прибалтийских губерниях. Во второй, самой крупной группе, были колонисты, сельские жители, успешно осваивающие земли сельскохозяйственного назначения. Это в основном зажиточные хозяева западного образца. Третью группу составляли городские немцы российских столиц. На территории Крыма, как известно, подавляющее большинство немцев являлось сельскими жителями. Сокрушительным ударом по немецким хозяйствам Крыма стал принятый в 1915 г. Государственной думой ряд законов, ограничивающих и прекращающих землевладение и землепользование «германских подданных» и «германских выходцев», что повлекло за собой соответствующую реакцию немецких колонистов и не могло не отразиться на развитии сельского хозяйства Крыма, так как колонисты использовали прогрессивные методы ведения хозяйства и землепользования8.

Несмотря на то что с началом войны в российской печати развернулась активная пропагандистская кампания против Германии и немцев, проживающих в России, в Таврической губернии в губернский комитет по оказанию помощи больным и раненым воинам поступали значительные денежные пожертвования, в том числе и от немецких колонистов. До 1 апреля 1915 г. из Таврической губернии в действующую армию было призвано 2 505 немцев, из которых 75 были ранены, 75 погибли. В лютеранских и католических церквях, в молитвенных домах менонитов проходили молебны о даровании победы русской армии. Однако, несмотря на общественную активность немцев, к ним усиливалось недоверие центральных и губернских властей, некоторых слоев местного населения. В первую очередь немцев обвиняли в шпионаже и антирусской деятельности, что при проверке далеко не всегда подтверждалось. После принятия законов 1915 г. в Таврической губернии создано губернское правление по ликвидации немецких землевладений, которое занималось составлением списков, описанием и оценкой недвижимого имущества немцев. Стоит отметить, что, согласно статистическим данным, на полуострове в 1917 г. проживало 808 903 чел. 34 национальностей. Из них немцев было 41 374 (5,1 %)9.

После событий Февральской революции тяжелое положение, в котором находилось немецкое население Крыма (ликвидация землевладения, выселение некоторых групп за пределы Крыма, закрытие школ, преследование немецкого языка), стало улучшаться. В Симферополе был образован губернский комитет немцев. Они стали принимать довольно активное участие в общественно-политической жизни края. Исторические события, происходившие на территории полуострова в течение 1917—1920 гг., не предполагают однозначной характеристики и оценки участия в общественно-политической жизни Крыма его немецких колонистов. В конце 1918 г. из трех немецких общественных организаций на территории Крыма действовала только одна — Союз крымских немцев.

В ноябре 1920 г. после окончательного установления советской власти в Крыму она старалась привлечь на свою сторону различные национальности полуострова. При Крымском областном комитете РКП(б) создаются армянская, еврейская, мусульманская и немецкая секции. На различных языках издается печатная продукция, включая газеты «Янъы дунья» («Новый мир») на крымско-татарском языке, «Кармир уги» («Красный путь»), затем «Коммунанг занг» («Колокол Коммуны») на армянском, «Die rote Krim» («Красный Крым») на немецком. В этот период возникает проблема статуса Крыма.

Активно обсуждались вопросы «В составе какой республики (РСФСР или Украины) находиться?», «Иметь ли собственную автономию, и если да, то какого уровня?», «Считать ли, помимо русского, государственным языком на полуострове крымско-татарский язык?». Активисты крымско-татарского движения отстаивали концепцию национальной «полной автономии» с правом самостоятельных отношений с заграницей и ведения независимой внешней торговли. В этом контексте на «полную автономию» претендовали и немцы-колонисты10. Согласно переписи 1921 г., в Крыму проживало 719 531 чел.: 298 666 (42,2 % от всего населения) русских, 196 715 (26 %) татар, 72 352 (9,5 %) украинцев, 49 406 (6,9 %) евреев, 42 350 (5,9 %) немцев, 23 868 (3,4 %) греков, 12 017 (1,7 %) армян, 10 572 (1,5 %) болгар, 5 734 (0,9 %) поляков и др.11

В начале 20-х гг. XX в. в Крыму действовали общества Kulturverein, «Колонист», «Союз южнорусских колонистов и граждан германской расы», «Союз немцев-колонистов Причерноморья». Их цели были культурно-просветительскими. В частности, общество Kulturverein способствовало культурному развитию своих членов «а) путем организации необходимых культурно-просветительских учреждений; б) содействия существующим учреждениям; в) путем изыскания денежных средств для этих целей; г) путем издания и приобретения учебников, книг, газет и журналов; д) путем организации юридической, медицинской и агрономической помощи своим членам»12. Впоследствии, вплоть до конца 80-х — начала 90-х гг. XX в., нельзя говорить о каких-либо существенных фактах образования и функционирования общественных организаций крымских немцев. Это объясняется объективными обстоятельствами. К ним относятся, в частности, эмиграция немцев-меннонитов из СССР, репрессии и принудительное переселение немцев из Крыма в военные годы (было выселено все немецкое население), невозможность возвращения на места прежнего проживания.

Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничения в выборе места жительства, предусмотренного в прошлом для отдельных категорий граждан» от 3 ноября 1972 г. № 3521-VIII снял ограничения для немцев в выборе места жительства13. Некоторые депортированные крымские немцы пытались в последующие годы вернуться на родину. Более того, к середине 80-х гг. XX в. в Крыму возникло несколько мест их компактного проживания. 22 ноября 1991 г. Верховный совет Крымской АССР принял постановление № 214-1 «О практических мерах по организованному возвращению депортированных армян, болгар, греков и немцев в Крымскую АССР»14. При Совете министров Крыма было создано Управление по делам депортированных. Таким образом, была создана правовая основа для возвращения крымских немцев домой. Предполагалось, что в Крым вернется около 45 тыс. немцев. Однако значительная часть депортированных немцев после развала СССР выехала в Германию15.

Толчком к дальнейшему развитию общественной самоорганизации российских немцев, в частности немцев Крыма, послужило создание общественной организации Wiedergeburt. В настоящее время на территории Крыма зарегистрирован ряд некоммерческих общественных организаций: Крымская республиканская общественная благотворительная организация «Ассоциация жертв незаконных политических репрессий народов Крыма», Общественная организация «Местная немецкая национально-культурная автономия города Симферополь», Общественная организация «Местная немецкая национально-культурная автономия города Симферопольского района», Общественная организация «Региональная немецкая национально-культурная автономия Республики Крым» и др.

Функции общественных организаций направлены на реализацию образовательной, культурной и социальной деятельности, сохранение национальной самобытности, укрепление российской государственности и др. Например, к основным задачам общественной организации «Региональная немецкая национально-культурная автономия Республики Крым» (создана в 2014 г.) относятся: формирование условий для успешного сохранения и дальнейшего развития родного языка и национальной культуры; оказание помощи и всестороннее содействие в реализации и защите конституционных прав и свобод, государственных гарантий, законодательно установленных для национально-культурных автономий; способствование плодотворному сотрудничеству с органами местного самоуправления в целях обеспечения непосредственного участия членов автономии в решении задач национально-культурного развития на местном уровне; оказание содействия развитию взаимодействия, сотрудничества и взаимопонимания с иными национальными объединениями на территории России; обеспечение широкого ознакомления граждан с историческим, духовным и культурным наследием немецкого народа и его современными достижениями и др.16

Таким образом, общественная самоорганизация крымских немцев прошла длительный путь развития. Изучение этой разноплановой проблемы весьма актуально в современных условиях. Предполагается дальнейшее исследование самоорганизации разных этнических групп Крыма.

ПРИМЕЧАНИЯ

1    См.: Айсфельд А. Исторический опыт и современные проблемы политической самоорганизации российских немцев // Немцы России: исторический опыт и современные проблемы самоорганизации: материалы Междунар. науч.-практ. конф. М., 29—30 окт. 2007 г. М.: МСНК-пресс, 2008. С. 68—74.

2    См.: Малиновский Л.В. Немцы в России и на Алтае. Барнаул, 1995. 182 с.

3    См.: Бобылева С.И., Бочарова Н.В., Безносова О.В., Тутик Л.С., Оста-шева Н.В., Атаманенко С.В. Очерки истории немцев и меннонитов Юга Украины (конец XVIII — первая половина XIX в.) / под ред. С.И. Бобылевой. Днепропетровск: Арт-Пресс, 1999. 232 с.

4    См.: Черказьянова И.В. Школьное образование российских немцев: проблема взаимодействия государства, церкви и общества (1830-е — 1917 гг.): дис. ... д-ра ист. наук. СПб., 2008. 483 с.

5    См.: Лаптев Ю.Н. Революция и Гражданская война (1917—1920 гг.) в судьбе немецкого населения Крыма / / Немцы в Крыму. Очерки истории и культуры. Симферополь, 2000. С. 77— 78.

6    См.:    Eisenbraun Th. Ausschnitte uber die Ansiedlung, sowie die

wirtschaftliche und kulturelle Entwicklung und den Untergang den deutschen Siedlungen in der Krim // Heimatbuch den Deutschen aus Russland. Stuttgart, 1960. S. 1—32.

7    См.: Айсфельд А. Исторический опыт и современные проблемы ...

8    См.: Лаптев Ю.Н. Революция и гражданская война (1917—1920 гг.) ...

9    См.: Eisenbraun Th. Ausschnitte uber die Ansiedlung ...

10    См.: Брошеван В.М., Форманчук А.А. Крымская республика: год 1921-й (краткий исторический очерк). Симферополь: Таврия, 1992. 128 с.

11    См.: Господаренко Н.М. Государственное устройство Крыма, национальный и социальный состав населения полуострова в 1920-е гг. // Крым. архив. 2000. № 6. С. 265—2 70.

12    Айсфельд А. Исторический опыт и современные проблемы ... С. 72.

13    См.: Указ Президиума Верховного Совета СССР «О снятии ограничения в выборе места жительства, предусмотренного в прошлом для отдельных категорий граждан» от 3 нояб. 1972 г. № 3521-VIII // Справ.-прав. система «КонсультантПлюс» (дата обращения: 17.11.2015).

14    См.: Постановление Верховного совета Крымской АССР «О практических мерах по организованному возвращению депортированных армян, болгар, греков и немцев в Крымскую АССР» от 22 нояб. 1991 г. № 214-1. URL: http://zakon3.rada.gov.ua/krym/show/rb0214002-91 (дата обращения: 25.11.2015).

15    См.: Судьба немецкого Крыма. URL: http://www.perekop.info/the-fate-of-german-crimea/ (дата обращения: 15.11.2015).

16    См.: Региональная немецкая национально-культурная автономия Республики Крым. URL: http://deutsche-krim.ru/o-nemeckoy-nka-kryma/ (дата обращения: 13.11.2015).

N. V. KRYUKOVA, G. I. MAKARENKO. INDIVIDUAL ASPECTS OF THE DEVELOPMENT OF THE SYSTEM OF SOCIAL SELF-ORGANIZATION OF THE CRIMEA GERMANS

Key words: Crimea Germans, social self-organization, religious community, socio-political activity, ethno-cultural autonomy

Abstract. The paper discusses individual issues of the development of the system of social self-organization of the Crimea Germans in the course of long historical development of the Peninsula. Special attention is paid to the description of social organizations of this small ethnic group; their goals and objectives under modern conditions are characterized.

Synopsis. Introduction: one of the main conditions for successful development of a region, in particular, multiethnic Crimea, is creation of prerequisites for interaction and mutual understanding of the peoples inhabiting it. In this regard, the demand in scientific research dedicated to the study of ethnic and cultural organizations has increased. The paper reveals some aspects of the development of the system of social self-organization of the Germans living in the Crimean Peninsula since the advent of this ethnic group on the territory of Crimea and up to the present time. The aim of the research is to study social and political activity of the Crimea Germans during a certain historical period of the region’s development. The object of the research is the public self-organization of the small ethnic group of Crimea Germans. The research question is the ethnic and cultural organizations of the Crimea Germans.

Materials and Methods: the study of archival and statistical data on the presence and functioning of public organizations of the Crimea Germans employed the historical, institutional, systemic, and sociological methods of research.

Results: the analysis allowed to give a detailed description of the social and political activity of the Crimea Germans at different historical stages; certain statistical data are presented; goals and objectives for the existence and functioning of public organizations of the Crimea Germans at present are identified.

Discussion and Conclusions: the study established that the system of social self-organization of the Crimea Germans went through many stages of development the features of which are due to specific historical, economic, and political development of the Peninsula. The main goals of the existing public associations of representatives of a small ethnic group in the multiethnic region are the revival, preservation, and popularization of the spiritual traditions and rich cultural heritage of the Crimea Germans, as well as increased cooperation with other public and ethno-cultural organizations of the Peninsula.

REFERENCES

1 Ajsfeld A. Istoricheskij opyt i sovremennye problemy politicheskoj samoorganizacii rossijskih nemcev [Historical experience and modern problems of political self-organization of the Russian Germans]. Nemcy Rossii: istoricheskij opyt i sovremennye problemy samoorganizacii = Germans of Russia: historical experience and modern problems of self-organization. Moscow: MSNK-press Publ.; 2008.

2    Malinovskij LV. Nemcy v Rossii i na Altae [Germans in Russia and in Altai]. Barnaul; 1995.

3    Bobyleva SI, Bocharova NV, Beznosova OV, et al. Ocherki istorii nemcev i mennonitov Juga Ukrainy (konec XVIII — pervaja polovina XIX v.) [Sketches of history of Germans and Mennonites of the South of Ukraine (XVIII or first half XIX of century)]. Dnepropetrovsk: Art-Press Publ.; 1999.

4    Cherkazjanova IV. Shkol’noe obrazovanie rossijskih nemcev: problema vzaimodejstvija gosudarstva, cerkvi i obshhestva (1830-e — 1917 gg.) [The school education of the Russian Germans: a problem of interaction of the state, church and society (the 1830th — 1917)]. Abstract of Ph.D. St. Petersburg; 2008.

5    Laptev JuN. Revoljucija i Grazhdanskaja vojna (1917—1920 gg.) v sud’be nemeckogo naselenija Kryma [Revolution and Civil War (1917—1920) in destiny of the German population of the Crimea]. Nemcy v Krymu. Ocherki istorii i kul’tury = Germans in the Crimea. Sketches of history and culture. Simferopol; 2000.

6    Eisenbraun Th. Ausschnitte uber die Ansiedlung, sowie die wirtschaftliche und kulturelle Entwicklung und den Untergang den deutschen Siedlungen in der Krim. Heimatbuch den Deutschen aus Russland. Stuttgart; 1960.

7    See    reference    number    1    in    the    list    of    References.

8    See    reference    number    5    in    the    list    of    References.

9    See    reference    number    6    in    the    list    of    References.

10    Broshevan VM, Formanchuk AA. Krymskaja respublika: god 1921-j [Crimean Republic: year 1921st (a brief historical sketch)]. Simferopol: Tavriya Publ; 1992.

11    Gospodarenko NM. Gosudarstvennoe ustrojstvo Kryma, nacional’nyj i social’nyj sostav naselenija poluostrova v 1920-e gg. [State system of the Crimea, national and social composition of the population of the peninsula in the 1920th]. Krymskij arhiv = Crimean archive. 2000; 6:265—270.

12    See reference number 1 in the list of References.

13    Ukaz Prezidiuma Verhovnogo Soveta SSSR «O snjatii ogranichenija v vybore mesta zhitel’stva, predusmotrennogo v proshlom dlja otdel’nyh kategorij grazhdan» ot 3 nojabrja 1972 g. № 3521-VIII [The decree of Presidium of the Supreme Council of the USSR of 03.11.1972 No. 3521-VIII “About lifting of restriction in the choice of the residence provided in the past for separate categories of citizens”]. Spravochnaya pravovaya sistema KonsultantPlyus = Legal reference system ConsultantPlus. (In Russ.)

14    Postanovlenie Verhovnogo soveta Krymskoj ASSR «O prakticheskih merah po organizovannomu vozvrashheniju deportirovannyh armjan, bolgar, grekov i nemcev v Krymskuju ASSR» ot 22 nojabrja 1991 g. № 214-1 [The resolution of the Supreme Council Crimean the Autonomous Soviet Socialist Republic of 22.11.1991 No. 214-1 “About practical measures for organized return of the deported Armenians, Bulgarians, Greeks and Germans in Crimean the Autonomous Soviet Socialist Republic”]. Available from: http://zakon3.rada.gov.ua/krym/show/rb0214002-91 (accessed 25.11.2015). (In Russ.)

15    Sud’ba nemeckogo Kryma [Destiny of the German Crimea]. Available

from:    http://www.perekop.info/the-fate-of-german-crimea/ (accessed

15.11.2015). (In Russ.)

16    Regional’naja nemeckaja nacional’no-kul’turnaja avtonomija Respubliki Krym [Regional German national and cultural autonomy of the Republic of Crimea]. Available from: http://deutsche-krim.ru/o-nemeckoy-nka-kryma/ (accessed 13.11.2015). (In Russ.)

KRYUKOVA Natalia Vasilievna, Candidate of Philosophical Sciences, Docent, Head of the Department of Social Sciences and the Humanities, Sevastopol Economics and the Humanities Institute (Branch) of the Vernadsky Crimean Federal University (Sevastopol, Russian Federation).

MAKARENKO Gennady Ivanovich, Senior Lecturer at the Department of Legal Science, Sevastopol Economics and the Humanities Institute (Branch) of the Vernadsky Crimean Federal University (Sevastopol, Russian Federation).

Поступила 27.01.2016.