К. В. Фофанова. Методологические вопросы измерения качества жизни региона

К. В. ФОФАНОВА

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ ИЗМЕРЕНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ РЕГИОНА

ФОФАНОВА Катерина Владиславовна, профессор кафедры социологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета, доктор социологических наук (е-mail: kateri02@yandex.ru).

Ключевые слова: качество жизни, регион, счастье, удовлетворенность жизнью, измерение

Аннотация. В статье рассматриваются методологические вопросы измерения качества жизни в регионе. Анализируются основные подходы к определению понятия «качество жизни», описываются методики объективного и субъективного измерения качества жизни. Определяются управленческие возможности рейтингования качества жизни регионов, обосновывается необходимость включения субъективных индикаторов в измерительные модели качества жизни.

Реферат. Введение: качество жизни является одним из механизмов социального управления и выявления потребностей в изменениях социально-экономической системы региона. В статье обсуждаются возможности изменения методологии измерения качества жизни в регионах, в частности указывается на необходимость сравнительного анализа, включения субъективных показателей в измерительный инструментарий.

Материалы и методы: основной базой для написания статьи послужил вторичный анализ данных. Для исследования использованы международные и региональные модели и методики измерения качества жизни, данные рейтингового агентства «РИА Рейтинг».

Результаты исследования: анализ имеющихся методик позволил дать оценку процедуре рейтингования регионов, выявить методологические проблемы традиционно используемого опросного инструментария при исследовании субъективных показателей качества жизни в регионе.

Обсуждение и заключения: в статье показаны методологические трудности при измерении уровня удовлетворенности качеством жизни. Имеющиеся методики измерения качества жизни существенно отличаются друг от друга и не существует общепринятых критериев оценки субъективных показателей, позволяющих сравнивать регионы в этом контексте. Показана важность создания единой системы межрегиональных исследований субъективной составляющей качества жизни.

Проблема улучшения качества жизни населения имеет важное значение для регионального развития. Качество жизни отражает эффективность механизмов социального управления и выявляет потребность в изменениях социально-экономической системы региона. Поэтому появившиеся в последние годы в России исследования, выстраивающие рейтинг регионов по качеству жизни, можно рассматривать как важный практико-ориентированный инструмент анализа динамики развития регионов и их социально-экономической сферы. Для повышения эффективности этого инструмента требуется сконструировать единую систему межрегиональных исследований качества жизни, определить оптимальные «работающие» индикаторы измерения. Хотя большой объем имеющихся исследовательских работ показывает, что научное сообщество на протяжении нескольких десятилетий пытается выработать системную оценку составляющих качества жизни, предлагает различные методы его диагностики и мониторинга, выявить общепризнанные универсальные критерии для его оценки до сих пор не удается.

Не существует единого подхода к определению понятия «качество жизни». В имеющихся трактовках акцентируется внимание на экономических и социальных параметрах, которые могут быть представлены в различных комбинациях в зависимости от подхода исследователя, конкретизируются сферы жизнедеятельности человека. Наиболее часто качество жизни рассматривается как системное понятие, включающее, с одной стороны, объективные условия существования человека в рамках конкретного региона, с другой — субъективную оценку этих условий с точки зрения индивида и общества. В энциклопедическом социологическом словаре качество жизни определяется как социологическая категория, выражающая качество удовлетворения материальных и культурных потребностей людей, качество питания, качество и модность одежды, комфорт жилища, качество здравоохранения, образования, сферы обслуживания, окружающей среды, структуру досуга, степень удовлетворения потребностей в содержательном общении, занятиях, творческом труде, уровень стрессовых состояний, структуру расселений и т. д.1 Отечественные социологи склоняются к такому по-

ниманию термина, однако в зависимости от позиции автора конкретный круг индикаторов может выходить за рамки, предложенные этим определением. В число индикаторов попадают здоровье, условия рабочего места, возможности для проведения свободного времени, чувство социальной уверенности, процент самоубийств, количество телевизоров и телефонов на душу населения, процент жилищ с ваннами, количество разводов на душу населения, загрязненность окружающей среды, снабжение и обеспечение продуктами питания, эстетическое наслаждение2. В современных исследованиях по этой проблеме многие авторы отмечают, что количество индикаторов может доходить до тысячи3.

Анализ литературы показывает, что все индикаторы могут быть разделены на объективные условия существования и субъективные оценки качества существования. Е. В. Давыдова и А. А. Давыдов выделяют семь типов определений качества жизни: объективные условия существования на уровне общества в целом, субъективные оценки условий существования индивида, объективные условия существования индивида, субъективные оценки условий существования и их оценка на уровне общества, объективные условия существования и их оценка на уровне индивида, объективные условия существования и их оценка на уровне общества, объективные условия существования и их оценка на уровне общества и индивида4.

Отметим, что в последние десятилетия исследователи на уровне понятийного определения качества жизни придерживаются интегративного подхода, сочетающего объективные и субъективные индикаторы. С позиций медицинского подхода центральным при определении качества жизни становится понятие «здоровье», которое имеет субъективные и объективные измерения5. Психологи связывают качество жизни со степенью удовлетворения «потребностей и интересов конкретных людей, которые всегда индивидуальны и отражаются в субъективных представлениях индивидов, их личных мнениях и оценках»6. Что касается конкретных эмпирических методик измерения и прикладных изысканий, особенно мониторингового плана, то они в зависимости от характера исследования (экономического, психологического и т. д.), как правило, фокусируют внимание на одном виде показателей — либо объективных, либо субъективных.

В применяемых методиках субъективного плана измерение «качества жизни» связано с «исследованиями психологического благополучия и неблагополучия личности» на уровне обыденного сознания и идентифицируется с представлениями о «хорошей жизни»7. Однако этот тип методик измерения проявляет уязвимость в отношении такого фактора, который можно назвать «потребностной кинестезией»8, или ретенцией внутреннего сознания времени9.

Что касается объективных методик измерения качества жизни, то среди них можно найти хорошо зарекомендовавшие себя и широко применяемые на международном и региональном уровнях. К числу наиболее известных относится оценка индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), предложенная специалистами ООН в 1990 г. Этот показатель относят к числу интегральных, и определяется он по трем показателям: ожидаемая продолжительность жизни, уровень образованности и величина ВВП. Альтернативой ИРЧП выступает индекс бедности, предложенный специалистами ООН для оценки качества жизни конкретной территории или региона. Он рассчитывается по таким индикаторам, как ожидаемая продолжительность жизни, уровень образованности, уровень реальных доходов населения.

Своеобразной является позиция по измерению качества жизни, предложенная Международным банком реконструкции и развития. Согласно предложенной концепции следует учитывать следующие показатели: плотность населения (число человек на 1 кв. м), ВВП (в долларах по покупательной способности на душу населения), бедность (процент населения, живущего на доход менее 1 долл. на душу населения в сутки), коэффициент смертности детей на 1 тыс. рождений, общий уровень фертильности (рождение детей на 1 женщину), уровень грамотности взрослых (процент населения 15 лет и старше), доступность санитарии (процент населения)10.

А. Е. Когут и В. Е. Рохчин предложили объективную модель измерения качества жизни, адаптированную к изучению регионов России11. Разработчики региональной модели измерения качества жизни предлагают учитывать несколько структурных составляющих: уровень жизни населения, состояние общественного здоровья, образ жизни населения. Предложенная модель измерения качества жизни населения

включает два основных блока показателей, в которые входят первичные и сводно-групповые индикаторы, предназначенные для получения оценки качества жизни населения региона. Сводно-групповые связаны с первичными показателями мониторинга качества жизни с учетом их периодичности, источника информации и цели. Показатель содержит не один десяток пунктов, например показатель уровня жизни населения складывается из 57 пунктов, включающих различные виды доходов населения, информацию о личном имуществе, уровень обеспеченности населения жилищно-коммунальными, транспортными услугами и т. д. Иными словами, представленный набор можно охарактеризовать как «рациональную схему жизни» с учетом условий России.

Изучение качества жизни отдельных регионов России началось в первой половине 2000-х гг. Существуют отдельные исследования по Мордовии, Чувашии, Татарстану, Волгоградской и Рязанской областям и т. д. Вместе с тем измерение качества жизни в одном регионе без сравнительного сопряжения с другим не позволяет получить оценку качества. Например, одно из исследований качества жизни в Мордовии основывалось на авторской методике измерения, в которую включались три блока показателей12. Первый блок социальной информации, характеризующий население, измерялся на основе показателей численности населения, рождаемости, младенческой смертности, смертности взрослого населения, миграции; учитывались также показатели обращаемости взрослого и детского населения в лечебно-профилактические учреждения на 1 тыс. чел.13 Второй информационный блок включал показатели, характеризующие уровень жизни населения, показатели обеспеченности жильем (1 кв. м на 1 чел.) и уровня дохода (руб. на душу населения) и т. д. Отличительной чертой использованной методики является фокусирование внимания на качестве экологической обстановки в регионе. В третьем блоке — показатели загрязненности снежного покрова (атмосферы), почвенного покрова веществами I, II и III классов гигиенической опасности; загрязненность почвенного покрова цезием-137, качество питьевой воды. Научно-практическая ценность такой методики заключается в том, что она позволяет выявить приоритетность решения социальных, экономических, экологических проблем. Вместе с тем исследования отдельных регионов обладают меньшей научной и практической ценностью, чем межрегиональные исследования, так как показатели и оценка качества жизни важны не сами по себе, а в сопоставлении. Именно через сравнение выявляются степень удовлетворенности и неудовлетворенности, проблемные сферы и достижения в каждом конкретном регионе.

В настоящее время межрегиональный подход в измерении качества жизни развивает рейтинговое агентство «РИА Рейтинг». В рейтинг включены все 85 субъектов Федерации, в том числе Республика Крым и г. Севастополь. При измерении качества жизни агентство «РИА Рейтинг» использует объективные показатели, количество которых ежегодно увеличивается. В 2012 г. отобран 61 показатель, объединенный в 10 групп, в 2015 г. уже использовались 73 показателя, объединенных в 11 групп. В систему критериев для измерения качества жизни вошли объективная оценка различных сторон жизни, начиная от условий проживания в регионе, уровня экономического развития и объема доходов населения, до обеспеченности населения различными видами услуг и учета климатических условий в регионе измерения14. Методика оценки качества жизни основывается на статистических данных, включающих уровень доходов населения; занятость населения и рынок труда; жилищные условия населения; безопасность проживания; демографическую ситуацию; экологические и климатические условия; здоровье населения и уровень образования; обеспеченность объектами социальной инфраструктуры; уровень экономического развития; уровень развития малого бизнеса; освоенность территории и развитие транспортной инфраструктуры15. В зависимости от полученного индекса регионы России по аналогии с мировыми методиками рей-тингуются и делятся на три группы с высоким, средним и низким качеством жизни. В целом можно согласиться, что «положение региона в рейтинге — это формализованный, имеющий числовое выражение, относительно объективный показатель эффективности развития региона»16.

Процедуру сравнения регионов, введение региональной компоненты в методику измерения качества жизни, рейтин-гование регионов можно рассматривать в качестве значимого инструмента управления качеством жизни на региональном уровне. Обозначение лидеров (Москва и Санкт-Петербург) и аутсайдеров рейтинга (Еврейская автономная область, Забайкальский край, Карачаево-Черкесская Республика, Курганская область, республики Алтай, Бурятия, Ингушетия, Калмыкия, Северная Осетия — Алания, Тыва) в мониторинге 2015 г. с методологических позиций является важным управленческим механизмом, указывающим на необходимость «подтягивания» регионов с низким качеством жизни, сглаживания межрегиональных диспропорций в социально-экономического развитии.

Вместе с тем подобного рода методики имеют ограничения, связанные с отсутствием субъективных оценок качества жизни. На наш взгляд, такой подход к измерениям нельзя отнести к перспективным. Он отображает не столько само качество жизни, сколько определяющие его объективные условия и факторы. Анализ сложившихся подходов к измерению качества жизни ставит вопрос о выборе индикаторов, более релевантно отражающих уровень регионального развития, условий жизни в регионе.

В качестве примера глобальных комплексных методик измерения качества жизни, которые можно применять на региональном уровне, следует указать международный индекс счастья. Этот индекс складывается из комбинированных показателей, отражающих достижения стран мира и отдельных регионов с точки зрения их способности обеспечить своим жителям счастливую жизнь. Существует и сравнительное исследование индекса счастья в российских городах, демонстрирующее высокий потенциал этого подхода для региональных исследований17. Тем не менее система показателей международного индекса счастья (сюда входят субъективная удовлетворенность людей жизнью и объективные показатели: ожидаемая продолжительность жизни и экологический след) не настолько развернуто отражает различные аспекты жизни человека, как существующие методики исследования качества жизни. Кроме того, есть определенные вопросы к методологии высчитывания экологического следа, в которой до сих пор много противоречий18.

Однако сама постановка вопроса о необходимости интегрирования объективных данных и субъективных оценок выглядит весьма перспективной. Без обращения к субъективным индикаторам мы не можем дать объяснения, например, такому факту: почему в странах с уровнем высокого материального положения люди не ощущают себя более счастливыми, чем в странах с более низким уровнем материального благосостояния? Данные ряда эмпирических исследований показывают, что материальный уровень и ощущение счастья в реальности не находятся в прямой зависимости. Значительное увеличение материального достатка также значительно не повышает уровень счастья, есть некий порог счастья, за границами которого уже не работают экономические факторы. «В настоящее время люди в западных странах стали в 4 раза обеспеченнее, чем 40 лет назад, уровень их субъективного благополучия почти не изменился, а у 37,0 % очень богатых американцев показатели счастья даже ниже среднего»19. Объяснение этой тенденции заключается в том, что удовлетворенность и ощущение счастья находятся в зависимости не только от внешних объективных условий, но и от субъективных ожиданий и притязаний. Логично наблюдать зависимость счастья не только от условий жизни, но и от отношения к ним человека, от его ценностных ориентаций. При одном и том же уровне жизни люди могут быть ориентированы на различные, в том числе противоположные, ценности. А. Н. Захарова отмечает, что «значение качества жизни отражено в субъективных ощущениях: в общей удовлетворенности жизнью, ощущении счастья — в основных факторах и детерминантах, определяющих удовлетворенность жизнью человека в современных условиях. Это подтверждается рядом исследований, свидетельствующих, что субъективные показатели являются определяющими в оценке населением качества жизни»20.

Замеры качества жизни в регионе в рамках субъективных методик в течение нескольких десятилетий осуществляются в рамках ряда исследовательских проектов. Есть примеры и в Республике Мордовия, в частности исследование «Резервы гармонизации социальных отношений в Мордовии» (1994, 1995, 1999, 2002, 2005, 2008, 2011 гг.) содержало блок вопросов, посвященных выявлению отношению населения к условиям жизни в регионе. В 2013 г. ГКУ РМ «Научный центр социально-экономического мониторинга» проводил исследование «Качество жизни населения Республики Мордовия», в мониторинговом режиме ежегодно проводит исследования по выяснению уровня удовлетворенности жителей региона различными сферами жизни.

Анализ традиционно используемого опросного инструментария показывает существующие методологические и методические проблемы при изучении субъективных показателей качества жизни в регионе. Во-первых, исследования сфокусированы в основном на выявлении степени удовлетворенности человека материальным уровнем, качеством предоставления услуг в сфере здравоохранения, образования и т. д. Однако качество жизни составляет не только чувство удовлетворенности, но и счастья, полноты и цельности жизни, удовлетворения социальных, духовных, нравственных потребностей. К числу важных факторов, влияющих на удовлетворенность жизнью, можно отнести различные виды безопасности (личная, экологическая, национальная и т. д.), качество межличностных отношений, возможности для самореализации и самовыражения и т. д. Во-вторых, ответы на вопросы типа «Насколько удовлетворены Вы качеством дошкольного образования, получаемого Вашим ребенком?», «Насколько Вы удовлетворены качеством оказываемой Вам медицинской помощи?» и т. д. с вариантами ответов «удовлетворен», «скорее удовлетворен», «скорее не удовлетворен», «не удовлетворен» нельзя оценивать однозначно, так как представления об удовлетворенности, благополучии, счастье есть не что иное, как конструкты, в которые вкладывается разное значение. «Нет гарантии, что человек, ответивший "полностью удовлетворен", на самом деле более удовлетворен жизнью, работой, семьей и т. п. по сравнению с тем, кто ответил "скорее удовлетворен". Возможно, этот второй респондент просто принадлежит к тому типу людей, которые нечасто используют категоричные, крайние суждения в своих оценках»21.

Таким образом, в разных регионах разработаны свои авторские методики определения удовлетворенностью жизнью. Однако они существенно отличаются друг от друга, и общепринятых критериев оценки субъективных показателей, позволяющих сравнивать регионы в этом контексте, пока не существует. Важной задачей региональных исследований в России должно стать создание единой системы межрегиональных исследований субъективной составляющей качества жизни.

Кроме того, качество жизни и степень удовлетворенности жизнью анализируются отдельно друг от друга, не разработаны процедуры выявления соотношения между объективными и субъективными показателями, хотя только в этом случае можно говорить о комплексной оценке качества жизни на уровне региона.

На наш взгляд, качество жизни — это интегральное понятие, охватывающее объективные и субъективные аспекты человеческой жизни, в котором учитываются интенции смысла и полноты жизни, ее ценностные ориентации, включая пространственно-временные, национальные характеристики. Изучение качества жизни как единой системы предполагает рассмотрение составляющих ее факторов и ценностей, в их динамике и взаимозависимости. Значение объективных показателей является относительным по отношению к регионам, которые находятся в различных культурных, экологических, социальных условиях, в то время как субъективные индикаторы дают возможность наполнить количественные показатели реальным содержанием, способствуя повышению эффективности региональной политики. Таким образом, их учет при построении рейтинга регионов является реальным способом не только оценки качества жизни, но и эффективного управления им.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Энциклопедический социологический словарь. М.: Ин-т соц.-полит. исслед. РАН, 1995. 940 с.

2 См.: Нагимова А.М. Социологический анализ качества жизни населения: региональный аспект. Казань, 2010. 306 c. URL: http://elibrary.ru/ item.asp?id=19672391 (дата обращения: 17.03.2016).

3 См.: Когут А.Е., Рохчин В.Е. Региональный мониторинг: качество жизни населения. СПб., 1994. 87 с.

4 См.: Давыдова Е.В., Давыдов А.А. Измерение качества жизни. М.: Ин-т социологии РАН, 1993. 52 с.

5 См.: Watten R.G., Vassend O., Suwersen J., Muhrer T. Resonaliny and Quality of Life // Social Indicators research. Dordrecht. 1995. Vol. 135. № 3. Р. 289—302.

6 Захарова А.Н. Междисциплинарная проблема качества жизни в контексте современных научных исследований // Вестн. психиатрии и психологии Чувашии. 2014. № 10. С. 141—160. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=21681742 (дата обращения: 20.04.2016).

7 Там же. С. 152.

8 См.: Гибсон Дж. Экологический подход к зрительному восприятию / пер. с англ. Т.М. Сокольской; общ. ред. и вступ. ст. А.Д. Логвиненко. М.: Прогресс, 1988. 461 с.

9 См.: Гуссерль Э. Собрание сочинений. Т. 1: Феноменология внутреннего сознания времени. М.: Гнозис, 1994. 162 с.

10 См.: Бобков В.Н., Масловский-Мстиславский П.С. Качество жизни: концепция и измерение / М-во общ. и проф. образования РФ, Всерос. центр уровня жизни. М., 1998. 20 с.

11 См.: Когут А.Е., Рохчин В.Е. Региональный мониторинг ...

12 См.: Логинова Н.Н., Семина И.А., Федотов Ю.Д. Качество жизни населения регионов // Наука и мир. 2014. Т. 2. № 3. С. 180—182. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=21547182 (дата обращения: 20.04.2016).

13 Там же.

14 См.: Рейтинг регионов РФ по качеству жизни — 2015. URL: www. http://vid1.rian.ru/ig/ratings/life_2015.pdf (дата обращения: 19.04.2016).

15 Там же.

16 Там же.

17 См.: Смолева Е.О., Морев М.В. Удовлетворенность жизнью и уровень счастья: взгляд социолога. Вологда: ИСЭРТ РАН, 2016. 164 с. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=25917450 (дата обращения: 10.04.2016).

18 См.: Сычев А.А. Моральное измерение экологического следа // Знание. Понимание. Умение. 2014. № 4. С. 48—55. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=22748477 (дата обращения: 10.04.2016).

19 Смолева Е.О., Морев М.В. Удовлетворенность жизнью и уровень счастья ... С. 35.

20 Захарова А.Н. Междисциплинарная проблема качества жизни ... С. 157.

21 Смолева Е.О., Морев М.В. Удовлетворенность жизнью и уровень счастья ... С. 31.