Д. А. Софронов. Система содействия трудоустройству выпускников вузов региона

Д. А. СОФРОНОВ

СИСТЕМА СОДЕЙСТВИЯ ТРУДОУСТРОЙСТВУ ВЫПУСКНИКОВ ВУЗОВ РЕГИОНА

СОФРОНОВ Дмитрий Александрович, аспирант кафедры социологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета (е-mail: d.sof2012@yandex.ru).

Ключевые слова: выпускники вузов, трудоустройство молодежи, миграция трудовых ресурсов, трудовые посредники, регион

Аннотация. Статья посвящена проблеме трудоустройства выпускников региональных вузов. На материалах статистических и социологических исследований проводится анализ современного состояния и динамики трудоустройства. Особое внимание уделяется интерпретации результатов мониторинга трудоустройства выпускников Министерства образования и науки Российской Федерации.

Реферат. Введение: Молодежная безработица остается одной из острейших проблем в сфере труда, особенно в регионах Российской Федерации. В связи с этим предпринимается попытка анализа современного состояния и динамики безработицы молодежи и трудоустройства выпускников вузов Республики Мордовия.

Материалы и методы: использованы материалы публикаций исследований по данной проблематике, а также результаты мониторинга трудоустройства выпускников, проведенного Министерством образования и науки Российской Федерации, и информация Федеральной службы государственной статистики.

Результаты исследования: анализ информационных источников позволил выявить общие проблемы, возникающие при выходе молодежи на рынок труда и причины их возникновения. Проведен анализ результатов мониторинга трудоустройства выпускников и статистики занятости среди молодежи в Российской Федерации и Республике Мордовия.

Обсуждение и заключения: анализ показал, что общая динамика безработицы в Республике Мордовия имеет тенденцию к снижению, а молодежная, напротив, к росту. Особое внимание автор обращает на высокий уровень выездной трудовой миграции среди выпускников вузов региона (более 40 % трудоустроенных выпускников выехали за пределы региона) как результат нестабильной ситуации на региональном рынке труда.

В настоящее время обостряются проблемы во многих сферах общества. Дестабилизация ситуации на рынке труда ведет к спаду производства и сокращению спроса на рабочую силу, что выражается в угрозах массовых сокращений, снижения уровня заработной платы и усиления конкуренции за трудовые места. Ухудшается положение многих социальных групп на региональных рынках труда, особенно в сегменте низкоквалифицированного труда: рабочих немо-дернизированных предприятий, инвалидов, молодежи без практического опыта работы и др.

Современная ситуация характеризуется снижением спроса на молодых специалистов, изменением требований к их профессиональной подготовке и ослаблением связей между образовательными организациями и работодателями — потребителями подготовленных специалистов1. В настоящее время ряд исследователей отмечает обострение диспропорции между карьерными ожиданиями выпускников и потребностями рынка труда2. В сложившихся условиях рынок труда и рынок образования развиваются как два отдельных сегмента рынка, слабо взаимодействующих между собой, что осложняет процесс трудоустройства выпускников образовательных учреждений. Вектор развития современного высшего образования во многом определяется не столько потребностью экономики в специалистах, сколько спросом населения на образовательные услуги той или иной направленности. Ориентация вузов на запросы потребителей образовательных услуг, редко осведомленных о ситуации на региональном рынке труда и полагающихся в основном на социальные стереотипы и престиж профессии, является, на наш взгляд, негативной тенденцией.

Современный рынок труда представляет собой сложный неоднородный механизм, существующий в тесной связи с экономическими, политическими и социальными институтами. С начала 2000-х гг. исследователи отмечали наличие как количественных проблем на молодежном рынке труда (низкие темпы снижения уровня безработицы, высокая доля молодежи в общей численности безработных), так и качественных (массовая депрофессионализация, неудовлетворенность рабочим местом и профессиональными навыками). Сложности, с которыми сталкивается молодежь, впервые выходящая на рынок труда, являются результатом стихийного профессионального выбора как следствия дисфункции институтов общего и профессионального образования. Функции формирования профессионально-образовательных ориентаций у школьников (функция средней школы) и трудовых ориента-ций у студентов (функция профессионального образования) оказываются реализованными не в полной мере.

Д. Л. Константиновский и Е. С. Попова3, Г. А. Чередниченко4, М. К. Горшков и Ф. Э. Шереги5 рассматривают различные подходы к профессиональному выбору, типам и моделям его осуществления молодежью в контексте текущей социально-экономической ситуации. Также анализируются проблемы функционирования институтов профессионального образования и выполнения ими ряда функций: развития личности специалиста, подготовки к мобильному и эффективному поведению на рынке труда и т. д. Доказывается необходимость формирования эффективной системы содействия трудоустройству выпускников, призванной осуществлять функцию посредника, обеспечивающего изучение спроса и предложения на квалифицированную рабочую силу и поддержание баланса на региональных рынках труда.

Социологические опросы свидетельствуют о наличии ценностного и нормативного кризисов у современной молодежи. Как 15 лет назад, так и сейчас ключевыми мотивами выбора рабочего места остаются: хорошая оплата труда, реализация собственных возможностей в интересующей сфере деятельности, желание иметь уровень образования, соответствующий окружению6. При этом большинство выпускников вузов признают, что им необходима практическая помощь при профессиональном определении и трудоустройстве, способствующая их адаптации на рынке труда. Так, 22,0 % выпускников указали, что нуждаются в психологической поддержке, 39,0 % — в услугах профконсультанта7. Это подтверждает наше предположение о необходимости формирования в системе профессионального образования структур трудового посредничества.

Для иллюстрации положения дел с молодежным трудоустройством обратимся к статистике. Согласно официальным данным на 2015 г., численность безработных составила 4 264 тыс. чел. (из них 883,3 тыс. чел. зарегистрированы в государственных учреждениях службы занятости), при этом молодежь в возрасте до 29 лет составляет 40,6 % от общего числа безработных.

Особую значимость приобретает возрастная категория от 20 до 24 лет. Большинство молодежи в этом возрасте оканчивают учебные заведения среднего и высшего профессионального образования и впервые сталкиваются с реалиями рынка труда, не имея при этом ни представлений об эффективном поведении на рынке труда, ни опыта трудовой деятельности. При рассмотрении динамики показателей безработицы наблюдается некоторая закономерность: в период с 2003 по 2015 г. при общем снижении уровня безработицы и доли официально зарегистрированных на бирже труда выпускников образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования доля безработных в возрасте от 20 до 24 лет составляет пятую часть безработных и оказывается относительно стабильной (18,8 % в 2003 г. и 20,3 % в 2014 г.)8.

Ситуация на рынке труда в Республике Мордовия во многом соответствует общероссийской тенденции. Численность безработных в регионе на начало 2015 г. составила 19 тыс. чел. (из них 4 тыс. чел. зарегистрированы в государственных учреждениях службы занятости), в общей численности экономически активного населения составляющей 446 тыс. чел. Средняя продолжительность регистрируемой безработицы составляет 7,9 месяца. Ниже дана сравнительная динамика общей безработицы и безработицы в возрастной группе 20—24 года с 2008 по 2014 г.

Рисунок доступен в полной PDF-версии журнала.

Как видно, общая динамика безработицы в регионе за последние 6 лет после скачка 2009 г., являющегося результатом социально-экономического кризиса, имеет тенденцию к снижению, при этом доля молодежи среди безработных растет.

Распределение численности безработных по обстоятельствам незанятости косвенно подтверждает наличие трудностей при первичном выходе молодежи на рынок труда. Число безработных в Мордовии, которые ранее не имели опыта трудовой деятельности, возросло за последние 4 года с 22,3 % в 2011 г. до 35,0 % в 2014 г. от общего числа безработных. При этом выпускники образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования в 2014 г. составляли лишь 1,1 % от числа безработных, зарегистрированных в государственных учреждениях службы занятости10, что говорит о низком уровне доверия к официальным институтам содействия занятости населения среди молодежи.

С 2013 г. Министерством образования и науки Российской Федерации проводится оценка результативности трудоустройства выпускников (учитывается значение показателя «Трудоустройство», представляющего собой удельный вес выпускников, трудоустроившихся в течение календарного года, следующего за годом выпуска). Результаты мониторинга показали, что на 1 декабря 2015 г. общая доля занятых выпускников вузов России 2014 г. составляла 76,0 %, по Приволжскому федеральному округу (ПФО) в целом этот показатель равен 80,1 %. Согласно данным мониторинга, в 2014 г. общее число выпускников вузов Республики Мордовия составило 7 544 чел., из них на 1 декабря 2015 г. официально трудоустроено 5 846 чел. (78,0 %). При этом более 40,0 % (2 362 чел.) трудоустроенных выпускников выехали за пределы региона (среди регионов ПФО это значение выше только в Республике Чувашия — 41,8 %). Основные направления трудовой миграции — Москва (1 204 чел.) и Московская область (206 чел.), Санкт-Петербург (139 чел.), а также соседние регионы ПФО: Нижегородская (243 чел.), Самарская (95 чел.), Ульяновская (95 чел.) и Пензенская (78 чел.) области11. Отток выпускников в мегаполисы (59,7 %), безусловно, свидетельствует о социально-экономических сложностях на региональном рынке труда.

Значительное число выпускников, выехавших из региона (в среднем это каждый третий из числа всех трудоустроенных), является негативной тенденцией, массовый выезд потенциальных трудовых ресурсов способен привести к серьезным негативным последствиям как в регионах-донорах, так и в реципиентах, среди них: диспропорции в экономике, социально-демографической сфере, интеллектуальное «обесточивание» регионов12. Однако это позволяет избежать непропорциональности спроса и предложения вакансий в регионах с ограниченной емкостью рынка труда.

Снижение остроты проблемы молодежной безработицы представляется возможным с позиции системного подхода и государственного участия, когда организовано централизованное взаимодействие между акторами рынка труда и образовательными институтами. При этом необходимо наличие «связующего звена» между акторами на рынке труда, роль которого выполняют трудовые посредники. Выстраивание системы «вуз — выпускник — работодатель» предусматривает осуществление расширенного взаимодействия на трех уровнях общества на:

— микроуровне (взаимодействие с индивидами для выявления, анализа, корректировки профессиональных стратегий и содействия в трудоустройстве);

— мезоуровне (взаимодействие с организациями, основными акторами на рынке труда: социальными службами, государственными институтами, работодателями);

— макроуровене (взаимодействие с экономическими и политическими институтами в направлении согласования изменений в политике содействия занятости в стране и регионах, например согласование показателей приема по профилям обучения с государственной службой занятости с целью обеспечения баланса на рынке труда).

В отличие от микро- и мезоуровня, взаимодействие на макроуровне, как правило, формально и имеет общесистемный эффект. Расширение направлений содействия, развитие форм и методов оказания посреднических услуг при трудоустройстве, сетей трудовых посредников приводят к развитию инфраструктуры рынка труда — одного из основных его компонентов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Шишкина Е.С., Сажин И.А. Проблемы сбалансированности молодежного рынка труда // Основы экономики, управления и права. 2013. № 1. С. 91—95. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=18871557 (дата обращения: 15.11.2015).

2 См.: Чередниченко Г.А. Образовательные и профессиональные траектории рабочей молодежи // Социол. исслед. 2011. № 9. С. 101—110. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=16910122 (дата обращения: 15.11.2015).

3 См.: Константиновский Д.Л., Попова Е.С. Молодежь, рынок труда и экспансия высшего образования // Там же. 2015. № 11. С. 37—48. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=25042196 (дата обращения: 10.12.2015).

4 См.: Чередниченко Г.А. Молодежь России: социальные ориентации и жизненные пути (опыт социологического исследования). СПб.: Изд-во Рус. христ. гуманит. ун-та, 2004. 503 с. URL: http://elibrary.ru/item. asp?id=19656040 (дата обращения: 10.12.2015).

5 См.: Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010. 592 с. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=17983581 (дата обращения: 10.12.2015).

6 См.: Касаткина Н.П. Социально-профессиональные ориентации учащейся молодежи региона // Регионология. 2010. № 3. С. 214—223. URL: http:// elibrary.ru/item.asp?id=15250775 (дата обращения: 11.01.2015).

7 См.: Карпец В.А. Ежов О.Н., Романов П.В. и др. Установки выпускников // Проблемы рынка образовательных услуг и спроса на выпускников учреждений профессионального образования / под ред. М.Э. Елютиной, B.H Ярской. Саратов: Сарат. гос. тех. ун-т, 2003. С. 51—73.

8 См.: Трудовые ресурсы. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/ rosstat_main/rosstat/ru/statistics/wages/labour_force/ (дата обращения: 10.02.2016).

9 Там же.

10 Там же.

11 См.: Мониторинг трудоустройства выпускников — 2016. URL: http:// graduate.edu.ru/passport#/?items=89&slice=6&year=2014 (дата обращения: 10.02.2016).

12 См.: Балуева Т.В. Постдипломная мобильность выпускников государственных вузов и бизнес-школ: сравнительный анализ // PRIMO ASPECTU. 2015. № 2. С. 69—75. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=23710228 (дата обращения: 10.02.2016).