С. В. Полутин, В. В. Козин. Профессионально-трудовое определение молодежи региона

С. В. ПОЛУТИН, В. В. КОЗИН

ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТРУДОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОЛОДЕЖИ РЕГИОНА

ПОЛУТИН Сергей Викторович, заведующий кафедрой социологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета, доктор социологических наук, профессор (е-mail: polutin.sergei@yandex.ru).

КОЗИН Владимир Васильевич, доцент кафедры социологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета, кандидат социологических наук, доцент (е-mail: redreg@mail.ru).

Ключевые слова: молодежь, профессиональные ориентации, региональный рынок труда, регион, социально-профессиональный статус, социологический портрет работающей молодежи

Аннотация. В статье рассмотрены проблемы профессионально-трудового определения молодежи в Республике Мордовия, дан социологический портрет работающей молодежи. Эмпирической основой послужили результаты социологических исследований, проведенных авторами в 2005 и 2015 гг. Особое внимание уделено взаимодействию рынка труда и рынка образовательных услуг в регионе.

Реферат. Введение: изменение социальной структуры в трансформирующемся российском обществе усиливает процессы социальной дифференциации молодого поколения в России. Наряду с ростом групп риска отмечается увеличение числа молодых людей, готовых наращивать свой социальный ресурс и конкурентоспособность путем приумножения образовательного, информационного и культурного капитала.

Материалы и методы: используются анкетный опрос Института социологии РАН «Молодежь в регионах скромного достатка» 2005 г., анкетный опрос в рамках проекта «Трансформационные процессы в региональном молодежном субсоциуме», проведенный в 2015 г. коллективом кафедры социологии и НИИ регионологии Мордовского государственного университета. Дан сравнительный анализ результатов исследований, также использованы факторный и структурно-функциональный анализ.

Результаты исследования: выявлены особенности социально-профессионального определения молодежи Республики Мордовия. Для определенной части молодежи характерны завышенные, не подкрепленные необходимыми профессиональными компетенциями ожидания по поводу заработка и условий труда. Стремление к материальной независимости и необходимость заботиться о семье определяют отношение молодежи к трудовой деятельности. Отмечается, что около половины респондентов имеют намерение покинуть свой регион в поисках достойной оплаты труда.

Обсуждение и заключения: исследования профессионально-трудового статуса молодежи региона показывают, что, во-первых, для значительной части молодежи ценность труда определяется уровнем его оплаты, а возможность самореализации менее значима. Во-вторых, половина опрошенной молодежи работает не по полученной специальности. В то же время для части молодежи характерны завышенные, не подкрепленные необходимыми профессиональными компетенциями ожидания по поводу заработка и условий труда. В-третьих, прямой взаимосвязи между недовольством уровнем заработной платы и негативным отношением к руководителям не выявлено, что отражает конформистские настроения респондентов. В-четвертых, отмечается снижение числа желающих заниматься коммерцией. В-пятых, несмотря на уменьшение количества потенциальных мигрантов, половина опрошенной молодежи имеет намерение сменить место жительства в поисках достойной работы.

В современном социальном знании, особенно в социологии, молодежь представляет собой наиболее изучаемую социальную группу. Значительная часть социологических исследований, проводимых в России и затрагивающих проблемы молодежи, имеет важное гносеологическое значение в понимании перспектив развития страны. Это объясняется желанием исследователей предугадать будущий облик социальной действительности России. Половозрастная, образовательная, национальная и другие структуры современной молодежи определяют основные социальные характеристики будущего общества.

Тем не менее «интонация» большинства исследований по молодежной проблематике скорее негативна, чем позитивна. По замечанию Д. Хибдиджа, «это стало настолько распространенным, что воспринимается как обыденное — то, что молодежь в нашем обществе репрезентируется только тогда, когда ее жизнь определяется как проблемная, или в ее жизнедеятельности выискиваются только проблемы»1. Вместе с тем с изменением социальной структуры в трансформирующемся российском обществе мы наблюдаем и дифференциацию среди нынешнего молодого российского поколения. Наряду с ростом негативных привычек и пристрастий заметно увеличение числа молодежи, которая «готова наращивать свой социальный ресурс путем увеличения образовательного и культурного капитала, стремится получать разнообразный опыт. Эта молодежь открыта усвоению новой трудовой этики, принятию либеральных ценностей, склонна верить в будущее и в свои способности влиять на него»2.

Наряду с ростом групп риска отмечается увеличение числа молодых людей, готовых наращивать свой социальный ресурс и конкурентоспособность путем приумножения образовательного, информационного и культурного капитала. Вместе с тем необходимо отметить, что использование этого ресурса сдерживается рядом объективных и субъективных факторов. К объективному следует отнести различные дисбалансы на российском и региональном рынках труда, а к субъективному — настороженное отношение работодателей к молодым специалистам и завышенные требования молодой рабочей силы к работодателям. Это объясняет ограниченные возможности молодых людей и их низкую конкурентоспособность на рынке труда. Эта проблема в последние годы стала предметом пристального изучения социологов, при этом особое внимание уделяется взаимодействию рынка труда и рынка образовательных услуг в современном российском обществе3.

Стоит отметить, что проблемы профессионально-трудового определения молодежи в регионах России, в том числе в Республике Мордовия, исследовались в рамках проекта Института социологии РАН «Молодежь в регионах скромного достатка» в 2005 г.4 В какой степени изменилась позиция респондентов за 10 лет? Ответ на этот вопрос дали результаты повторного исследования в рамках проекта «Трансформационные процессы в региональном молодежном субсоциуме», выполненного коллективом кафедры социологии и НИИ регионологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета. Исследование проводилось в январе — марте 2015 г. во всех районах

Мордовии и городах Саранск, Рузаевка. Всего опрошено 290 респондентов в возрасте от 16 до 30 лет.

Структура репрезентативной выборочной совокупности в 2015 г. имела следующие признаки: 56,0 % имели высшее и среднее специальное образование; среди работающих 13,0 % являлись специалистами, 80,0 % — служащими из числа технического и обслуживающего персонала, 3,0 % — квалифицированными рабочими, 3,0 % — руководителями высшего и среднего звена, 2,0 % — государственными и муниципальными служащими, 3,0 % — работниками сельского хозяйства, 4,0 % — разнорабочими, 9,0 % — работниками коммерческих фирм, 5,0 % — самозанятыми, индивидуальными предпринимателями. По сравнению с 2005 г. профессиональная структура регионального рынка труда изменилась незначительно, лишь несколько снизилась доля молодых квалифицированных рабочих. Это является отражением тренда ориентированности учащейся молодежи на получение «офисных» профессий. В ходе исследования изучалась мотивация первичного трудоустройства.

Таблица доступна в полной PDF-версии журнала.

Таким образом, основные мотивы трудоустройства за 10 лет почти не изменились. Стремление к материальной независимости и необходимость заботиться о семье определяют отношение молодежи к трудовой деятельности. В то же время снизилось число респондентов, для которых трудовая занятость — это фактор самоутверждения, престижности, потребность в самоуважении. Также снизилось число опрошенных, воспринимающих и оценивающих трудовую деятельность через призму психологически комфортных условий труда. Обратим внимание и на низкий процент респондентов, выбравших профессию под влиянием близких и знакомых людей, что в определенной степени противоречит распространенной точке зрения о приоритетной роли ближайшего социального окружения в построении профессиональной карьеры молодыми людьми.

Имеющаяся в последнее десятилетие практика клиентских отношений и отказ от патернализма в отношении молодежи на рынке труда существенно затрудняют процесс инстру-ментализации и рационализации трудовых ценностей в сознании и поведении молодежи5. В результате у молодежи появляются пессимистические настроения, она не верит в возможность получить от государства работу, оплачиваемую в соответствии с ее квалификацией.

Таким образом, по критерию психологического отношения к профессиональной деятельности наблюдаются две примерно равные группы респондентов: высокомобильные, предприимчивые и низкомобильные, патерналистски ориентированные.

Актуальность удовлетворенности различными сторонами трудового процесса обусловлена трансформацией экономических институтов, в том числе занятости. В условиях движения хозяйствующих субъектов от советского предприятия к фирме, адаптации промышленных предприятий к рынку личность становится субъектом рыночных отношений, рабочей силой, ресурсом, обладающим определенным качеством. Поэтому человек делает самостоятельный профессиональный выбор и несет ответственность за его последствия: размер заработной платы, условия, интенсивность и график труда, возможности переподготовки и профессионального роста6.

Опрошенные вполне удовлетворены психологическим микроклиматом в коллективе (79,0 %), однако оплатой труда удовлетворены только 27,0 %. Не выявлено прямой зависимости между уровнем заработной платы и оценкой работы руководства. Это утверждают 65,0 % удовлетворенных взаимоотношениями с руководителем.

Респондентам было предложено ответить на вопрос «Хотели бы Вы открыть собственное предприятие?». Утвердительно в 2015 г. ответили 41,0 % опрошенных, отрицательно — 29,0 %, 26,0 % затруднились ответить (в 2005 г. — 50,0, 25,0, 24,0 % соответственно). Несмотря на определенное снижение числа тех, кто ориентирован на открытие собственного дела, около половины опрошенных готовы реализовать себя в сфере бизнеса.

Относительно мотивации такого решения следует сказать, что для 43,0 % опрошенной молодежи собственное частное предприятие — это возможность проявить свои способности, самореализовать себя в бизнесе, а также прокормить семью, помочь родителям (42,0 %); 38,0 % опрошенных считают, что свое дело будет способствовать повышению и устойчивому положению в обществе. Менее трети (28,0 %) опрошенных полагают, что частное предприятие является источником богатства.

В Республике Мордовия в 2015 г. 39,0 % опрошенных были настроены переехать в другой регион (в 2005 г. — 56,0 %). Из них 43,0 % (в 2005 г. — 63,0 %) мотивом возможного отъезда назвали поиск высокооплачиваемой работы, 12,0 % хотели бы найти работу по специальности в другом регионе, 9,0 % — найти любую работу, 17,0 % готовы уехать, чтобы сменить обстановку. Большинство потенциальных молодых мигрантов ориентированы на переезд в более крупные города.

Несмотря на то что число молодых людей, желающих покинуть регион, несколько уменьшилось, сохраняется тенденция, когда экономически и социально обеспеченные субъекты интенсивно притягивают к себе миграционные потоки, основу которых составляют выпускники школ и вузов, рабочие высокой квалификации. Другими словами, намерены сменить место жительства наиболее мобильные и квалифицированные группы молодежи.

Перечисленное еще больше углубляет и обостряет и без того значительные межрегиональные различия, не в лучшую сторону изменяет профессионально-квалификационную структуру регионов, их социально-экономический, культурный, демографический облик.

Результаты исследования профессионально-трудового статуса молодежи региона показывают, во-первых, для значительной части молодежи ценность труда определяется уровнем его оплаты, а возможность самореализации менее значима. Во-вторых, половина опрошенной молодежи работает не по полученной специальности вследствие низкой оплаты труда, отсутствия вакансий и дискриминации со стороны работодателей по возрастному признаку. В то же время для части молодежи характерны завышенные, не подкрепленные необходимыми профессиональными компетенциями ожидания по поводу заработка и условий труда. В-третьих, прямой взаимосвязи между недовольством уровнем заработной платы и негативным отношением к руководителям не выявлено, что отражает конформистские настроения респондентов. В-четвертых, отмечается снижение (по сравнению с 2005 г.) числа желающих заниматься коммерцией. В-пятых, несмотря на уменьшение по сравнению с 2005 г. числа потенциальных мигрантов, половина опрошенной молодежи имеет намерение сменить место жительства в поисках достойной работы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Hebdige D. Hiding in the Light. L.: Comedia, 1988. Р. 17.

2 Омельченко Е.Л. Культурные практики и стили жизни российской молодежи в конце XX века // Рубеж. Альманах социальных исследований 2003. № 18. С. 145—166.

3 См.: Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. М.: ЦСПиМ, 2010. 592 с. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=17983581 (дата обращения: 15.02.2016).

4 Здесь и далее данные социологического исследования 2005 г. приводятся по: Полутин С.В. Профессионально-трудовое определение молодежи // Молодежь в российских регионах: перспективы гражданского и профессионального становления. М., 2006. С. 108—118.

5 См.: Выборнова В.В., Дунаева Е.А. Актуализация проблем профессионального самоопределения молодежи // Социол. исслед. 2006. № 4. С. 99—105. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=17323270 (дата обращения: 15.03.2016).

6 См.: Семенова Л.А. Вхождение в профессию и некоторые социально-профессиональные ориентации молодежи // Науч. вестн. Волгоград. акад. гос. службы. Сер.: Политология и социология. 2009. № 1. С. 41—49. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=15211224 (дата обращения: 19.03.2016).