Н. В. Шилов. Мигрантофобия как фактор риска возникновения межнациональных конфликтов

Н. В. ШИЛОВ

МИГРАНТОФОБИЯ КАК ФАКТОР РИСКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ

ШИЛОВ Николай Владимирович, доцент кафедры политической социологии Российского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук (г. Москва) (e-mail: kpsrsuh@gmail.com).

Ключевые слова: мигранты гастарбайтеры, ксенофобия, мигрантофобия, рабочая сила, межнациональный конфликт, мониторинг, уровень жизни

Аннотация. На основе результатов социологического исследования анализируется явление мигрантофобии, развивающееся у населения регионов в связи с активизацией трудовой миграции в России. Предложен ряд рекомендаций, позволяющих преодолеть явления ксенофобии и мигрантофобии.

Реферат. Введение: одним из главных проявлений ксенофобских настроений в постсоветской России стала мигрантофобия, точнее негативное и даже агрессивное отношение к трудовым мигрантам из государств Средней Азии, отчасти — к мигрантам из Китая и Вьетнама. К этому виду ксенофобии примыкает аналогичное отношение к выходцам с Кавказа, причем часто не делается различий между гражданами Российской Федерации, например народами Северного Кавказа, гражданами Азербайджана, Армении, Грузии. Особенно ярко проблема проявляется в мегаполисах, привлекающих основной поток дешевой рабочей силы из сопредельных государств. В этом плане показательна Москва, для жителей которой проблема мигрантов одна из самых острых. Этот тезис подтверждают результаты опроса, проведенного автором статьи в рамках проекта Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов Института этнологии и антропологии РАН.

Материалы и методы: в статье использованы сравнительный и факторный методы анализа, а также метод наблюдения. Фактологической базой исследования стал метод опроса, осуществленного по репрезентативной выборке.

Результаты исследования: уровень тревожности в обществе, в том числе среди жителей Москвы, весьма высок, и эта тревожность может отразиться на других сферах социальной жизни москвичей, а также на их политических пристрастиях. Выявлены негативные, нейтральные и позитивные характеристики мигрантов. Негативными являются «нелегалы, нелегальные работники, нелегальные общежития, подземные города, незаконные жители» (54,0 %), «фиктивная прописка, «резиновые» квартиры, брак по расчету» (47,5 %), «малограмотные» (46,0 %), «другой язык, незнание языка, другая культура» (43,5 %), «теневая экономика, неуплата налогов» (43,0 %), «неквалифицированная рабочая сила, армия мигрантов, рабский труд, сомнительные специалисты» (42,5 %), «подкуп, коррупция, поддельные документы» (40,0 %), «незнание нашей культуры» (40,0 %), «торгаши, перекупщики, хачики» (38,0 %). Нейтральные — «украинцы» (35,5 %), «узбеки» (35,0 %), «таджики» (31,5 %), «азербайджанцы» (31,0 %), «лица кавказской национальности» (31,0 %). Среди позитивных и прагматично-рациональных маркеров (оценок), с помощью которых характеризуется ситуация с мигрантами и их деятельностью в Москве, можно выделить такие, как «нужно разумное регулирование миграции» (46,5 % респондентов), «национальная кухня» (43,5 %), «чистота во дворах и на улицах» (38,0 %), «ценят семью, многодетные семьи, уважение к старшим» (35,0 %).

Обсуждение и заключения: результаты проведенного опроса не выявили назревающих конфликтных ситуаций в сфере межэтнических отношений. В то же время для части опрошенных характерны интолерантные установки. Следует учесть и тот факт, что значительная часть населения разделяет распространенные в медиасреде предрассудки в отношении представителей отдельных этнических групп и иностранных мигрантов. Характерен и ряд негативных аспектов текущего социального самочувствия граждан.

Одно из главных проявлений ксенофобских настроений в постсоветской России — мигрантофобия, точнее, негативное и даже агрессивное отношение к трудовым мигрантам из государств Средней Азии, отчасти — к мигрантам из Китая и Вьетнама. К этому виду ксенофобии примыкает аналогичное отношение к выходцам с Кавказа, причем часто не делается различий между гражданами Российской Федерации, например народами Северного Кавказа, и гражданами Азербайджана, Армении, Грузии. Особенно ярко эта проблема проявляется в мегаполисах, привлекающих основной поток дешевой рабочей силы из сопредельных государств. Показательна в этом плане Москва, для жителей которой проблема мигрантов является одной из самых острых.

Тезис подтверждают результаты опроса, проведенного нами в рамках проекта Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов Института этнологии и антропологии РАН. Опрос проводился с 7 по 21 сентября 2015 г. интервьюерами — студентами выпускных курсов социологического факультета Российского государственного гуманитарного факультета. Было опрошено 200 респондентов, в том числе 90 мужчин и 110 женщин. В нашей выборке 45,0 % составили мужчины, 55,0 % — женщины.

В распределении респондентов по возрасту в основном также были выдержаны пропорции, имеющиеся в генеральной совокупности. В соответствии с выборкой 50 респондентов были в возрасте от 18 до 29 лет, 106 — от 30 до 59 лет, 44 — от 60 лет и старше. Больше половины респондентов (55,5 %) являются коренными жителями Москвы, где проживают с рождения либо свыше 10 лет, 29,0 % опрошенных прибыли в Москву из другого региона и 16,0 % из-за рубежа сравнительно недавно. Социальный профиль обследованной совокупности включает работающих лиц (50,0 %), а также учащихся вузов (9,0 %), безработных (0,5 %) и пенсионеров (20,0 %). По национальной принадлежности 78,0 % респондентов отнесли себя к русским, 4,0 % — к украинцам, 3,0 % — к узбекам, 2,0 % — к евреям, 2,0 % — к молдаванам, 1,5 % — к татарам, 1,5 % — к даргинцам, 1,0 % — к таджикам, 1,0 % — к чеченцам, 0,5 % — к азербайджанцам. Представители других национальностей составили 5,5 %.

Более половины опрошенных (57,0 %) оценивают свое материальное положение в целом как нормальное, затруднительное — 23,5 %, как хорошее — 10,5 %, как тяжелое — 6,0 %. Довольно заметное число респондентов (11,0 %) указало, что за последний год их благосостояние улучшилось. Это не вполне согласуется с теми кризисными явлениями, которые наблюдаются в российской экономике в последние два года, а также с режимом международных санкций, влияющих на жизненный уровень населения России. Но для столицы, которую кризис затронул в меньшей мере, нежели российские регионы, рост доходов отдельных групп населения вполне возможен. Тем не менее влияние кризиса на благосостояние жителей более чем очевидно. Среди всех опрошенных 44,5 % указали, что их материальное положение ухудшилось, 39,5 % посчитали его неизменившимся.

О социальных настроениях свидетельствуют ответы на вопрос о перспективах работы на ближайший год: 48,0 % оценили их как неопределенные, 8,5 % — как плохие, 16,5 % заявили, что не работают и не будут работать, 7,0 % затруднились с ответом, 20,0 % участников опроса оценивают свои возможности на работе как хорошие. В то же время заметен численный разрыв между теми, кто опасается потерять работу (52,0 %), и теми, кто не боится безработицы (29,5 %). Очевидно, что уровень тревожности в обществе, в том числе среди жителей Москвы, весьма высок, и эта тревожность может отразиться на других сферах жизни москвичей, а также на их политических пристрастиях.

Несмотря на заявленное респондентами ухудшение уровня жизни и социального самочувствия, 79,0 % опрошенных намерены остаться жить в Москве. Уехать в тот или иной регион России планируют 2,5 %. Эмигрировать из страны (в основном в государства Евросоюза или США) намерены 2,0 % респондентов.

В представлениях участников опроса о мигрантах преобладают неоднозначные характеристики. Отвечая на вопрос, какие слова больше подходят для описания мигрантов, 35,0 % респондентов отдали предпочтение тем характеристикам, которые оценивают эту социальную группу в негативном плане; 30,0 % опрошенных считают, что мигрантам в значительной мере присущи и позитивные черты. Нейтральные описания лишь на четверть составляют «портрет» мигранта в представлениях москвичей (25,0 %).

Достаточно высокий уровень ксенофобии и мигрантофобии показывают результаты обработки ответов, которые были получены в ходе работы по карточкам. Приведем характеристики мигрантов, определенные респондентами как негативные/отрицательные. На них указали более половины опрошенных: «нелегалы, нелегальные работники, нелегальные общежития, подземные города, незаконные жители» (54,0 %), «фиктивная прописка, «резиновые» квартиры, брак по расчету» (47,5 %), «малограмотные» (46,0 %), «другой язык, незнание языка, другая культура» (43,5 %), «теневая экономика, неуплата налогов» (43,0 %), «неквалифицированная рабочая сила, армия мигрантов, рабский труд, сомнительные специалисты» (42,5 %), «подкуп, коррупция, поддельные документы» (40,0 %), «незнание нашей культуры» (40,0 %), «торгаши, перекупщики, хачики» (38,0 %).

Среди характеристик, определенных участниками опроса как нейтральные, по частоте упоминания преобладают следующие этнически окрашенные маркеры: «украинцы» (35,5 %), «узбеки» (35,0 %), «таджики» (31,5 %), «азербайджанцы» (31,0 %), «лица кавказской национальности» (31,0 %). Среди позитивных и прагматично-рациональных маркеров (оценок), с помощью которых характеризуется ситуация с мигрантами и их деятельностью в Москве, можно выделить следующие: «нужно разумное регулирование миграции» (46,5 %), «национальная кухня» (43,5 %), «чистота во дворах и на улицах» (38,0 %), «ценят семью, многодетные семьи, уважение к старшим» (35,0 %).

Негативные оценки по своему смысловому содержанию и частоте упоминаний свидетельствует об устойчивом характере воспроизводства антимигранских настроений: «пришли со своим уставом в чужой монастырь, не соблюдают общественные нормы, не желают понимать местные традиции» (23,5 %), «бомжеватые, кочующие, гастролеры, незваные гости» (23,0 %), «разносчики болезней, антисанитария» (22,0 %), «незнание нашей культуры» (22,0 %). Среди нейтральных маркеров и оценок необходимо выделить следующие: «преодоление бесправного положения» (14,5 %), «азиаты, среднеазиаты» (14,0 %), «облава, рейд, проверка, спецприемники, миграционный патруль» (14,0 %), «запретить приезд из других регионов России» (13,5 %). Очевидно, что даже группа оценок, определенных нами как нейтральные, несет очевидные негативные коннотации.

В то же время респонденты, в том числе отрицательно относящиеся к трудовым мигрантам, указали их позитивные качества, из которых наиболее часто упоминаются «взаимопомощь» (25,0 %), «нормальные соседи» (25,0 %), «честное и аккуратное выполнение работы» (21,5 %).

Большинство опрошенных в разной степени склоняются к мнению, что трудовые мигранты отнимают рабочие места у жителей Москвы: здесь ответ «да» дали 35,0 % респондентов, «возможно» — 38,0 %. Не видят опасности со стороны мигрантов для местного рынка труда 15,0 % участников опроса. Затруднились с ответом 12,0 %.

Доли сторонников и противников суждения об особой «предрасположенности» мигрантов к совершению преступлений несопоставимы, так как согласных с этой точкой зрения оказалось 49,0 %, 26,5 % посчитали это суждение неверным, 24,0 % участников опроса затруднились с однозначным ответом на этот вопрос. Это, очевидно, свидетельствует о том, что в целом преобладает настороженное или негативное отношение к мигрантам среди москвичей.

Мнения респондентов по поводу школьного обучения их детей или внуков совместно с детьми мигрантов распределились следующим образом. С одной стороны, 31,0 %

участников опроса выразили свое положительное отношение к подобной ситуации, 44,5 % указали на нейтральное к ней отношение, подразумевающее согласие с перспективой или фактами такого совместного обучения. С другой стороны, 20,0 % опрошенных отрицательно оценивают нахождение в одном классе своих детей (внуков) и детей мигрантов.

Важным показателем толерантного отношения к «иным» является знание или стремление узнать их культуру, традиции и обычаи. Среди участников опроса такое желание высказали 32,0 %. С другой стороны, 27,0 % не считают необходимым узнавать что-либо об истории и культуре народов, представителями которых являются трудовые мигранты. В то же время 11,0 % опрошенных полагают, что следует знать только национальную кухню мигрантов, при этом совсем необязательно глубоко знакомиться с культурными особенностями армян, узбеков и таджиков, прибывших в город на заработки.

Что касается ответов на вопрос об отношениях между мигрантами и жителями города, то 43,5 % опрошенных оценивают их как спокойные, что в целом отражает реальную ситуацию в столице. Тем не менее 40,0 % считают данные отношения напряженными. Можно предположить, что это является не только проявлениями личной ксенофобии отдельных респондентов, но и достаточно устойчивым культурным стереотипом.

Половина участников опроса (50,0 %) полагает необходимым ограничить въезд в Россию не только зарубежных гастарбайтеров, но и трудовых мигрантов из отдельных регионов страны, подразумевая Северный Кавказ. В частности, 27,5 % считают, что этого делать не следует, а 22,5 % затруднились с ответом.

При высоком уровне словесных проявлений ксенофобии только малая часть опрошенных (17,0 %) готова принять непосредственное участие в митингах и иных уличных акциях, направленных против мигрантов. Обращает на себя внимание преобладание мужчин среди сторонников таких радикальных действий, что вполне закономерно в силу психологических и физиологических особенностей; 52,5 % не намерены поддерживать подобные акции. Такая ситуация, конечно, связана не с высокой степенью толерантности по отношению к мигрантам (распределение ответов на другие вопросы свидетельствует об ином), а с социально-политической инертностью населения, в большей степени занятого вопросами, связанными с собственной работой, карьерой, материальным обеспечением семьи и т. д.

Москвичи, принявшие участие в опросе, показали сдержанное отношение к сообщениям по вопросам миграции из источников массовой коммуникации. О своем доверии к соответствующим материалам традиционных СМИ (газеты, радио, телевидение) заявило 29,5 % из них. В то же время критическую позицию занимают около четверти респондентов: 23,5 % указало вариант «не доверяю», а 41,0 % остановилось на формулировках «иногда некоторым доверяю». Аналогичная ситуация наблюдается и относительно интернет-публикаций о мигрантах. Доверяют им 26,5 % респондентов, негативно воспринимают 21,0 %, а 40,5 % участников опроса продемонстрировали взвешенный подход к информации из сети.

В ходе опроса респондентов просили ответить, приходилось ли им слышать/читать в газетах, на радио и телевидении смешные и обидные названия мигрантов. Менее четверти (23,0 %) не смогли вспомнить такие случаи. Ответы тех участников опроса, кто сталкивался с такими случаями, распределились следующим образом: запомнил это, но конкретных примеров привести не может — 46,5 % из числа опрошенных, может такие примеры припомнить — 11,5 %.

Таким образом, результаты проведенного в Москве опроса не выявили назревающих конфликтных ситуаций в сфере межэтнических отношений. В то же время для части опрошенных характерны интолерантные установки. Следует учесть, что значительная часть населения разделяет распространенные в медиасреде предрассудки в отношении представителей отдельных этнических групп и иностранных мигрантов. Характерен и ряд негативных аспектов текущего социального самочувствия граждан (неуверенность в стабильном заработке, опасения потери источников дохода и т. д.). Такое сочетание признаков может формировать основу для обострения общественной ситуации в регионе.

В связи полученными результатами исследования можно сформулировать рекомендации органам власти в сфере миграционной политики. Властям города необходимо создавать условия для улучшения социального самочувствия москвичей, во-первых, через расширение и диверсификацию

рынка труда, регулярную и эффективную демонстрацию перечня вакансий, которая будет наглядно и в динамике демонстрировать состояние трудовой сферы столицы. Во-вторых, следует осуществлять мониторинг закрытия вакансий с тем, чтобы не происходило перекосов при найме на хорошо оплачиваемые и престижные рабочие места в пользу отдельных этнических групп или в пользу трудовых мигрантов, так как подобные перекосы в условиях растущей социальной тревожности могут спровоцировать межэтнические конфликты и рост недоверия к городским властям, «не усвоившим урок Бирюлево».

Необходима активизация сотрудничества между органами государственной власти всех уровней и образовательными учреждениями в области профилактики мигрантофобии. Реализация такого взаимодействия возможна в форме соответствующих совместных программ и мероприятий по укреплению межнациональной и межрелигиозной толерантности, в том числе в отношении трудовых мигрантов в России.

Важно обеспечение повышения качества курсов по подготовке к сдаче мигрантами экзамена по русскому языку, истории и культуре России. Речь идет как об улучшении качества содержательной части курсов, их адаптации к образовательному уровню мигрантов (в большинстве случаев достаточно низкому), так и об организационном улучшении проведения этих курсов в сторону уменьшения их форма-лизованности. Полезным также представляется привлечение трудовых мигрантов в просветительские и культурно-развлекательные мероприятия, проводимые в Москве, для организации их культурного досуга и создания для них комфортного психологического климата и широких социальных контактов.

Необходим более жесткий государственный контроль над обеспечением жильем и условиями труда мигрантов, поскольку именно тяжелые и дискриминационные условия жизни провоцируют преступные действия и иные социальные коллизии в среде трудовой миграции. Наконец, широкое поле деятельности по уменьшению мигрантофобии в обществе предоставляют СМИ и Интернет, в рамках которых необходимо расширить пропаганду уважительного отношения к трудовым мигрантам и к культурам народов, которых они представляют.