И. 3. Гарафиев. Роль инновационного человеческого капитала в процессах регионализации и глобализации

И. 3. ГАРАФИЕВ

РОЛЬ ИННОВАЦИОННОГО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА В ПРОЦЕССАХ РЕГИОНАЛИ3АЦИИ И ГЛОБАЛИ3АЦИИ

ГАРАФИЕВ Ильшат Зуфарович, доцент кафедры государственного муниципального управления и социологии Казанского государственного технологического университета, кандидат исторических наук.

Ключевые слова: глобализация, регионализация, инновационный человеческий капитал, инновационное развитие

Key words: globalisation, regionalisation, innovative human capital, innovative development

Конец XX — начало XXI в. — период, который характеризуется параллельным развитием процессов глобализации1 и регионализации, отражающим усиление влияния регионов на внутригосударственные и общемировые процессы. Причем регионализация становится характерной не только для государств с федеративной формой устройства, но и для унитарных государств, континентов и частей света. В литературе не раз подчеркивалась взаимозависимость глобализации и регионализации2. И. Кононов считает их двумя сторонами одного процесса постиндустриального перехода, в рамках которого глобализация затруднила институциональную регуляцию общественной жизни на уровне национальных государств, и эта регуляция начала перемещаться на региональный уровень3.

Наглядным примером регионализации является Европейский союз, где естественное развитие процесса регионализации привело к выработке концепции «Европы регионов». 4 декабря 1996 г. более 300 европейских регионов с различной территорией, политико-административным устройством, представляющих интересы свыше 400 млн своих граждан, приняли Декларацию о регионализме в Европе, в которой записано, что понятие «регион» «представляет собой выражение отличительной политической самобытности, которая может принимать самые различные политические формы, он обладает финансовой автономией и достаточными собственными ресурсами для полной реализации своих полномочий, имеет возможность деятельности на международном уровне»4. По мнению М. Портера, «в новых условиях глобализации регион становится ключевой единицей, т. к. именно в локализованных территориях создается значительная доля добавленной стоимости всех стран, и региональные условия во многом определяют конкурентоспособность производимых товаров»5.

Усиление влияния регионов, считает Э. Куклински, привело к возникновению новых векторов регионального развития. Все менее актуальным становится материальный подход, «когда строительство новых физических объектов. признавалось самым важным вкладом в развитие данного региона. Сейчас концепция регионального развития, ориентированная на знания и инновации, доминирует не только в научной, но также и в практической сферах во все возрастающем числе стран. В рамках второго похода регионы можно в принципе рассматривать как острова инноваций и духа предпринимательства в более широком контексте пространственной сети»6. Кроме того, постепенно к регионам переходит роль акторов международных отношений, в частности, посредством заключения рамочных международных договоров о сотрудничестве. Появляется такое понятие, как «международный маркетинг региона», т. е. создание имиджа региона, инвестиционно привлекательного климата, а также ориентация на потребности целевых групп покупателей услуг территории7. У. Виберг утверждает, что региональное управление приобретает характер предпринимательства, а выиграть в глобальной конкуренции могут только территориальные сообщества, создавшие наилучшие условия для развития человеческого капитала8.

В российской практике одной из наиболее распространенных концепций региона наряду с концепциями регион-квазигосударство, регион-рынок, регион-социум является анализ региона как квазикорпорации. В этом качестве регион представляет собой крупный субъект собственности (региональной и муниципальной) и экономической деятельности, а регионы становятся участниками конкурентной борьбы на рынках товаров, услуг, капитала (например, защита торговой марки местных продуктов, соревнование за более высокий региональный инвестиционный рейтинг и т. п.) Регион как экономический субъект взаимодействует с национальными и транснациональными корпорациями. Размещение штаб-квартир и филиалов корпораций, их механизмы ценообразования, распределение рабочих мест и заказов, уплата налогов и т. д. оказывают влияние на экономическое положение регионов. В не меньшей степени, чем корпорации, регионы обладают способностью саморазвития9.

Группа американских авторов, ставивших своей целью изучить факторы успехов и провалов муниципалитетов таких метрополитенов, как Лос-Анджелес, Сан^осе, Шарлотт и Бостон, пришли к выводу, что в глобальной экономике преуспевают регионы, а не страны. С их точки зрения, именно глобализация позволила оформиться регионализму как форме накопления социального капитала10.

В современных рыночных условиях регион стал субъектом экономического развития и играет новую роль в экономическом пространстве. В национальном пространстве субъектность региона связана с осуществлением социальной функции государства, которая заключается в обеспечении условий воспроизводства населения и бизнеса. В глобальном пространстве роль региона состоит в формировании своей конкурентоспособности, нацеленной на привлечение в регион инвестиций, инноваций, рабочей силы и других факторов производства. Открытость экономики и глобальная конкуренция определяют необходимость создания регионом условий для обеспечения конкурентоспособности региональных производителей путем инновационного развития. Вследствие этого регион должен реализовывать проактивное поведение в нестабильном и неопределенном макроокружении, разрабатывать и внедрять стратегические цели и стратегии своего развития.

Большинство исследований проблемы взаимовлияния процессов регионализации, инновационного развития и человеческого капитала относятся к трудам экономистов. Наша задача состоит в показе взаимосвязи, взаимообусловленности этих трех понятий в рамках социологии. Отечественная традиция социологического исследования региональной реальности уходит своими корнями в советскую регионалистику 1970—1980-х гг. По свидетельству В. Г. Городяненко, во второй половине 1970-х гг. процесс регионального социального планирования вызвал соответствующие социологические исследования, нашедшие отражение в научных публикаци-ях11; возникло направление социологической регионалистики, или социологии регионов, объектом изучения которой стал регион, а предметом — социально-территориальная общность. В советской регионалистике доминировал экономо-центрический подход, который, по мнению А. Г. Гранберга, «соответствовал требованиям расширяющейся экономики на стадии индустриализации с преобладанием экстенсивных факторов роста»12.

Изучение региона было слабо отдифференцировано от социологии города и социологии села, что способствовало выработке понятия «территориальная общность», под которым понималась «совокупность людей, характеризующаяся общностью отношения к определенной хозяйственно освоенной территории, системе экономических, социальных, политических и других связей, выделяющих ее в качестве относительно самостоятельной единицы пространственной организации жизнедеятельности населения»13. Одним из первых в советском социологическом сообществе определение региона предложил Н. А. Аитов. «С точки зрения социологии, регион — это социально-территориальная общность, характеризуемая локализацией единых для страны общественных отношений. Эта общность предполагает определенное экономическое единство региона, складывающееся на базе общесоюзного разделения труда»14.

В дальнейшем было предложено различать экономическое и социологическое понимание региона, с тем чтобы избежать ловушек экономоцентризма. В качестве его признаков во втором смысле этого термина чаще всего назывались специфические природные условия, сложившаяся специализация производства, определенный уровень развития производительных сил, специфика социальной структуры, исторически закрепившийся образ жизни населения15. Социология рассматривает регион как социум, для которого характерны черты общества в целом, но который имеет свои особенности. Наглядным в этом смысле можно считать определение О. М. Барбакова. Регион, по его мнению, есть «целостная социальная система, обладающая всеми характеристиками социума»16.

Изучение регионального общества происходит через понятие «социально-территориальная общность», которое также применимо к городу и селу. Под территориальной общностью Т. И. Заславская и Р. В. Рывкин предложили понимать «относительно самостоятельную ячейку территориальной структуры общества, включающую, во-первых, соответствующую группу населения, во-вторых, используемую этой группой часть жизненного пространства с ее природными ресурсами, производственными предприятиями, жилым фондом, социально-бытовой инфраструктурой»17.

Таким образом, современная социология выделила регион из других форм пространственной организации общественной жизни, описала отдельные его подсистемы. Вместе с тем в исследовательской практике внимание скорее обращается на региональные особенности общенациональных процессов.

Иная традиция изучения регионов представлена в работах И. П. Рязанцева и Т. Ю. Завалишина, которые предлагают рассматривать социально-территориальную (региональную) общность в качестве «единого (коллективного) социального субъекта (актора), включенного в интеррегиональные социально-экономические, социально-политические и социокультурные интеракции и обеспечивающего, благодаря этому, решение своих специфических внутрирегиональных проблем»18.

Такой подход позволяет привлечь к изучению региона, представляющего собой коллективный социальный субъект, теорию человеческого капитала. Человеческий капитал, по мнению Г. Беккера, есть имеющийся у каждого запас знаний, навыков, мотиваций, позволяющий индивиду выступать в качестве экономической единицы, субъекта профессиональной и хозяйственной деятельности. Важное теоретическое значение имело различие между специальным и общим человеческим капиталом, предложенное Беккером. Специальная подготовка наделяет работников знаниями и навыками, представляющими интерес лишь для той фирмы, где они были получены; специальная подготовка оплачивается фирмами, и им же достается от нее доход19.

В рамках инновационного развития региона таким специальным человеческим капиталом является инновационный человеческий капитал. Понятие «инновационный человеческий капитал» было введено в научный оборот Н. И. Лапиным и развито С. И. Агабековым. Соглашаясь с ними относительно необходимости введения этого понятия, мы, однако, не согласны с их определением инновационного человеческого капитала (ИЧК), под которым, по их мнению, понимаются «специалисты в области технических и естественных наук, маркетинговых и управленческих технологий, людей, обладающих предпринимательскими способностями. Ядро ИЧК — это все те, кто обладает сертифицированными знаниями для создания нового продукта и технологиями доведения его до потребителя»20. На наш взгляд, инновационный человеческий капитал следует изучать как интегральную характеристику людей, обладающих ресурсами (а не только сертифицированными знаниями) для осуществления инновационной деятельности и осуществляющих ее в настоящее время.

Понимание региона как социального субъекта позволяет определить его инновационный человеческий капитал как совокупность различных форм капитала, принципиально не отчуждаемых от него: капитал здоровья, культурный, интеллектуальный, социальный, административный, политический, символический капиталы. Инновационный человеческий капитал принадлежит региону как участнику глобальной сети интеракций, но носителем инновационного человеческого капитала является конкретный человек, проживающий в регионе.

Инновационный человеческий капитал позволяет региону в рамках процессов глобализации и регионализации увеличить свою конкурентоспособность благодаря тому, что жители региона имеют необходимые ресурсы для овладения специфической информацией, знаниями и технологиями, которые могут быть реализованы в рамках различных инновационных проектов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Иванов Д.В. Эволюция концепции глобализации // Проблемы теоретической социологии. Вып. 4. СПб.: НИИX СПбГУ, 2003. URL: http:// www.soc.pu.ru/persons/ivanov/evolution.shtml (дата обращения: 14.01.2011).

2 См.: Глобализация и Россия (круглый стол) // Мировая экономика и международные отношения. 2002. №. 9. С. 6; Глобализация и регионлизация как тенденции современного мирового развития // Вестн. Томск. гос. пед. ун-та. 2003. Вып. 5. Сер.: Экономика. С. 25—27.

3 См.: Кононов И. Социология и проблемы пространственной организации общества // Социология: теория, методы, маркетинг. 2004. № 4. С. 60.

4 Цит. по: Столяров М. Регионализм в Европе и в Российской Федерации // Международная жизнь. 1997. № 9. С. 101.

5 Портер М. Конкуренция / пер. с англ. М.: Издат. дом «Вильямс», 2005. С. 28.

6 Куклински Э. Региональное развитие — начало поворотного этапа // Региональное развитие и сотрудничество. 1997. № 10. С. 3.

7 См.: Герасименко О.Н., Юняева М.А. К вопросу исследования привлекательности территории // Современные аспекты экономики. СПб.: СПбУЭФ, 2005. С. 51—60; Смирнов В.В. Теоретические аспекты анализа конкурентоспособности региона: предпосылки, методики, оценки // Региональная экономика. 2008. № 5. C. 22—34; Kotler Ph., Jatusripitar S., Maesincee S. The Marketing of Nations: A-strategies Approach to Building National Wealth Text. N. Y.: Thee Press, 1997. P. 45.

8 См.: Wiberg U. Towards a New Microo and Macroregional Fragmentation in Sweden // Development Issues in Marginal Region. New Delhi, 1996. P. 97—103.

9 См.: Региональное развитие: опыт России и Европейского союза / под ред. А.Г. Гранберга. М.: ГУ ВШЭ, 2001. С. 83.

10 См.: Pastor M.Jr., Dreier P., Grigsby III J.E., Lopez-Garza M. Regions That Work. How Cities and Suburbs Can Grow Together. Minneapolis, 2000. P. 5, 181.

11 См.: Городяненко В.Г. Социология: источниковедение и историография знания. Днепропетровск, 2003. С. 183.

12 Гранберг А.Г. Основы региональной экономики. М., 2001. С. 77.

13 Рабочая книга социолога. М., 1983. С. 74.

14 Аитов Н.А. Социальное развитие регионов. М., 1985. С. 15.

15 См.: Староверов В.И. Регион // Социология: слов.-справ. М., 1990. Т. 1. С. 116—117.

16 Барбаков О.М. Регион как объект управления // Социол. исслед. 2002. № 7. С. 98.

17 Заславская Т.И., Рывкина Р.В. Социология экономической жизни: очерки теории. Новосибирск: Наука, 1991. С. 301.

18 Рязанцев И.П., Завалишин Т.Ю. Теоретические основания социологии региона // Социология. 2007. № 2. С. 31.

19 См.: Весker G. Human Capital (2nd ed.). Chicago, 1975. P. 94—144.

20 Агабеков С.И. Инновационный человеческий капитал и эволюция со-циетально-инновационной структуры России: автореф. ... дис. канд. социол. наук. М., 2003. С. 5—6.

Поступила 28.02.11.