Н. Н. Говрякова, С. А. Ржанова. Демографический контекст социально-экономического развития финно-угорских народов

Н. Н. ГОВРЯКОВА,  С. А. РЖАНОВА

ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ

ГОВРЯКОВА Наталья Николаевна, доцент кафедры экономической теории Мордовского государственного университета, кандидат экономических наук.

РЖАНОВА Светлана Александровна, профессор кафедры современной журналистики и общественного мнения Мордовского государственного университета, доктор культурологии.

Ключевые слова: финно-угорские народы, процессы демографического развития, депопуляция, ассимиляционные процессы, национальные языки

Key words: Finno-Ugric peoples, demographic development processes, depopulation, assimilation processes, national languages

Развитие финно-угорских народов является неразрывной частью эволюции цивилизации на протяжении нескольких столетий. По территории проживания они выходят далеко за границы России. Новейшие данные свидетельствуют, что носители финно-угорских языков живут на территории Европы уже почти 10 тысячелетий. По-видимому, в Восточной и Центральной Европе до так называемого «Великого переселения народов» звучала преимущественно финно-угорская речь.

Особый интерес вызывают процессы демографического развития финно-угорских народов в постсоциалистический  период, когда в России происходили радикальные изменения в социально-экономической жизни. Финно-угорские народы по-своему стали вписываться в рыночные механизмы развития. Финны продолжили развивать постиндустриальное общество. Венгры, как и российские финно-угры, осваивали премудрости капиталистического рынка.

Последние 20 лет стали «обвальными» для демографической динамики российского народа, в том числе и для финно-угорских. Существенное снижение естественного воспроизводства населения России обусловило развитие двух неблагоприятных тенденций, связанных со снижением рождаемости и увеличением смертности. Эти тенденции в значительной степени характерны для финно-угорских народов. Именно это обстоятельство стало основанием для создания вокруг финно-угорских народов «политической шумихи» об их вымирании, ущемлении их экономических и политических интересов.

Финно-угорские (уральские) народы в России считаются национальным меньшинством, или малым национальным меньшинством. Их общее число в 1989 г. составляло 3 122 900 чел., в 2008 г. — 2 695 300 чел. В 1959 г. число представителей финно-угорских (и самодийских) народов составляло 2,5 % от общего числа населения РФ, в 2008 г. — только 1,9 %. Реформы и пересмотр границ региональных администраций без учета нужд национальных меньшинств все больше затрудняли их участие в политических процессах, развитие их языков и культуры.

Финно-угорские и самодийские народы в России сегодня живут в основном под управлением региональных правительств, предоставляющих им некоторую степень автономности. Более многочисленные группы (мордва, удмурты, мари, коми и карелы) живут в республиках, в то время как менее многочисленные (манси, ханты, ненцы) — в автономных округах. Остальные в лучшем случае имеют некое местное самоуправление, например, в местных сельских советах. За исключением коми-пермяков, все финно-угорские и самодийские народы являются национальным меньшинством на той территории (республика и автономный округ), на которой они проживают и которая названа их именем. В 20—30-е гг. XX в. мари, коми и удмурты были на своих территориях большинством.

Таблица доступна в полной PDF - версии журнала.

Демографические потери финно-угорских народов имели место в течение XX в., но особенно катастрофические потери произошли за последние 10—15 лет. Финно-угорская группа уменьшилась на 480,3 тыс. чел., что составляет 17,7 % от их численности в 2002 г. Это связано со значительным уменьшением мордвы на 229,6 тыс. чел., удмуртов — на 78,1 тыс. чел., коми и коми-пермяков — на 64,4 тыс. чел., марийцев — на 39,7 тыс. чел. и карелов — на 31,7 тыс. чел. На эти народы приходятся 92,3 % общих потерь от их численности. Лишь у манси, саамов и хантов шло увеличение численности, при этом у манси и саамов оно было в течение всего XX в.1

Социально-экономические изменения рубежа XX—XXI вв. наиболее болезненно сказались на сельском населении страны. Разрушение экономической основы жизнедеятельности и социальной инфраструктуры села радикально изменило демографическое поведение сельских жителей. Социально-экономический и политический кризис обусловил беспрецедентный характер снижения рождаемости. Депопуляцию ускорило значительное увеличение смертности. Во всех финно-угорских регионах уровень смертности на селе заметно выше, чем в городе (при достаточно близких значениях общего уровня рождаемости). С 2004 г. естественная убыль, превышающая среднероссийскую, произошла у сельского населения Карелии, Мордовии, Марий Эл, Коми и Коми-Пермяцкого автономного округа.

Демографической проблемой финно-угорских народов является и существенная половая диспропорция. Перепись 2002 г. наибольшие показатели половой диспропорции выявила у карел и коми, но в целом удельный вес женщин старше трудоспособного возраста у всех народов в два раза больше, чем мужчин. Ужасающие размеры приняло соотношение полов у сельских ижорцев: на 1 тыс. мужчин приходятся 3 545 женщин. Столь неблагоприятная картина соотношения полов объясняется сверхсмертностью среди мужчин, в том числе трудоспособного возраста, о чем свидетельствует низкий удельный вес мужского населения, дожившего до возраста старше трудоспособного. В 2002 г. в Республике Коми доля лиц старше трудоспособного возраста у женщин составляла 24,8 %, а у мужчин — 11,7 %; у карел — 38,6 и 18,8 %; коми-пермяков — 26,9 и 12,7 %; мордвы — 35,6 и 18,7 %; удмуртов — 26,4 и 12,9 %; марийцев — 20,9 и 10,3 % соответственно.

Анализируя демографическую статистику финно-угорского мира в целом в постсоветский период, нельзя не отметить, что только Финляндия увеличила свою численность на 209 тыс. чел. Венгрия, Эстония и Россия потеряли население на 487, 248 и 387 тыс. чел. соответственно. Совместные потери этих стран составили 1 млн 122 тыс. чел. Для Венгрии эти потери составляют 4,9 % ее населения в 2003 г., Эстонии — 18,7 %, России — 6,0 %. Таким образом, списать все демографические проблемы финно-угорских народов, проживающих в России, на политические факторы отнюдь не корректно, поскольку в Венгрии и Эстонии дела обстоят еще хуже.

Одной из составляющих депопуляции является снижение рождаемости. Оно прогнозировалось в России еще в 1970-е гг. как следствие перехода к малодетной семье. Для простого замещения поколений требуется не менее 2,15—2,17 детей на одну женщину, но под влиянием социально-экономического и политического кризиса в 90-х гг. XX в. темпы снижения рождаемости приняли беспрецедентный характер. В 1999 г. общий показатель рождаемости (количество рождений на одну женщину старше 15 лет) оказался крайне низким — 1,16 рождений. В 2000—2004 гг. наблюдался небольшой рост рождаемости, но с 2005 г. он снова начал снижаться. Результативность государственных поощрительных мер по рождению второго ребенка (материнский капитал) можно будет оценить позднее.

Анализ основных причин неблагоприятной ситуации демографического развития финно-угорского народа в период социально-экономических преобразований российской экономики показывает, что только за счет отрицательной естественной убыли населения финно-угорские народы не могли понести столь значительные потери. В связи с этим необходимо рассмотреть ряд дополнительных демографических процессов, например, результативность этнической миграции и ассимиляционные процессы. Однако выявление доли «ассимиляционных» потерь в сокращении численности финно-угорских народов осложняется тем, что в стране за последние годы нет достоверной статистики о естественном движении населения в этническом разрезе. На федеральном уровне естественное движение фиксируется в основном лишь по наиболее многочисленным статусным народам, причем по регионам их преимущественного проживания.

Учитывая эти сведения, нельзя сделать общие заключения, поскольку доля в составе населения своих республик у большинства финно-угорских народов довольно незначительна. В определенной мере условным становится сопоставление этнических показателей, согласно материалам текущей статистки и переписей. До 1997 г. статистика основывалась в основном на паспортных данных, а при переписи этническая принадлежность учитывается по самоопределению. В ходе переписи населения в октябре 2002 г. было обеспечено положение Конституции РФ в части свободного самоопределения национальной принадлежности. В соответствии со ст. 26 Конституции РФ национальность записывалась со слов опрашиваемых. Национальную принадлежность детей определяли родители. Поэтому можно предположить, что часть населения финно-угорских народов отнесла себя к другой этнической группе по причинам конъюнктурного характера. Кроме того, были отмечены две тенденции: увеличение количества семей, где оба супруга относились к разной национальности, и уменьшение доли семей, где супруги были одной и той же национальности. Это тоже могло послужить причиной «относительного» уменьшения финно-угорских народов.

Давление на сглаживание этнических различий является одним из неизбежных факторов современного многонационального общества.

Российская Федерация корректирует региональную государственную политику. Согласно официальной формулировке, реформа является экономически-административной необходимостью. Более важной целью реформы РФ, на наш взгляд, является лингвистически-этническая гомогенизация страны. «Фольклоризация» коренных жителей начинает заменять лингвистические и культурные права. Республики и автономные округа стали, с одной стороны, органичными частями этнического самосознания финно-угорских народов, с другой — этнически объединяющими факторами. Поэтому так важно их сохранить, ведь главной духовной ценностью любого народа является его язык.

О возможности сохранения национальных языков финно-угорских народов говорится довольно много. Существует немало проектов, касающихся этого вопроса. Как следствие, окрепли национально-культурные движения в субъектах РФ, развиваются международные связи. Состоялось пять всемирных конгрессов и четыре всероссийских съезда финно-угорских народов. Действуют международные и всероссийские молодежные организации, научные, творческие союзы и объединения. Активно развивается издательская деятельность, в том числе периодика; транслируются телевизионные и радиопередачи на национальных языках финно-угров.

Для федеральных и большинства региональных СМИ газеты, журналы, Интернет, радио и телевидение являются бизнес-проектами, а для национальных СМИ на первом месте стоят культурно-просветительские задачи. Сегодня только национальные газеты и журналы пропагандируют национальные языки, воспитывают национальных литераторов, художников, композиторов. Региональная пресса играет консолидирующую роль национальных СМИ. Это способствует расширению информационного пространства. Благодаря этому финно-угорские народы получили возможность лучше знать свою историю, культуру, язык, шире стали научные, культурные контакты. Учредителями национальных изданий России в большинстве случаев являются органы государственной власти и местного самоуправления. Такая позиция является частью государственной национальной политики страны.

Демографические проблемы России актуализируют проблему не просто сохранения населения, но и своей территории, являющейся привлекательной для этносов, проживающих на территории других государств. Физическое сокращение численности финно-угорских этносов лишит население значительной части территории, в большинстве своем (исключение составляют некоторые территории мордвы и мари) несвойственных для проживания других народностей. Территория Крайнего Севера и приравненная к ней таежная зона требуют населения, имеющего генетический опыт адаптации к особенностям климата. Неадаптированное население, работая в таких зонах, преждевременно теряет трудоспособность и, самое печальное, способность к воспроизводству здорового потомства. Для адаптации требуется, как минимум, двенадцать поколений2. Непростительной тратой самого ценного человеческого ресурса были бы попытки заселения неблагоприятных территорий перемещенным населением, в то время как пустеют территории центральной части России, более пригодные для жизни.

Возможно, для корпораций, добывающих природные ресурсы на территориях проживания угро-финских этносов, отсутствие местного населения значительно облегчило бы им жизнь и уменьшило расходы. Однако следует разделять интересы корпораций и российского государства. Они могут совпадать лишь частично и только в краткосрочной перспективе. Сегодня государство нуждается в нефтедолларах, но завтра оно будет нуждаться в законопослушных и работоспособных гражданах. Государство на то и создано, чтобы согласовывать интересы и требования различных социальных групп.

Многонациональное общество и его прошлое — объективная реальность. Прошлое выступает в качестве духовного, культурного, социального и экономического наследия, оставленного предками. Оно заставляет считаться с собой, подтверждая очевидную истину, что существует объективная потребность людей и общества опираться на свои традиции.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Фаузер В.В. Демографическое развитие финно-угорских народов: общие черты и специфические особенности // Финно-угорский проект / отв. ред. А.К. Конюхов. Сыктывкар, 2009. С. 33—48.

2 См.: Юшкова-Борисова Ю. Финно-угры убивают себя // Финно-угорская газета. 2008. № 1. 16 янв.