Т. В. Аксенова, Е. А. Кириллова. Жилище в обрядовой жизни русского населения Республики Мордовия

Т. В. АКСЕНОВА, Е. А. КИРИЛЛОВА

ЖИЛИЩЕ В ОБРЯДОВОЙ ЖИЗНИ  РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

АКСЕНОВА Татьяна Викторовна, научный сотрудник отдела археологии и этнографии НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия, кандидат исторических наук.

КИРИЛЛОВА Елена Александровна, соискатель отдела археологии и этнографии НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия.

Ключевые слова: жилище, этнобытовая культура, обычаи, обряды, этнос, хозяйственные постройки, дом, русская печь

Key words: dwelling, ethnic everyday culture, habits, rites, ethnos, household outbuildings, house, Russian stove

Жилище является одним из составных компонентов материальной культуры любого этноса. Его формирование и развитие происходило под воздействием физико-географических, экономических, демографических и исторических факторов, оказывающих существенное влияние на процесс функционирования этнобытовой культуры народов. Традиционное жилище представляет собой достаточно сложный комплекс взаимосвязанных элементов: жилой дом, хозяйственные постройки и земельный участок, на котором они расположены. По такой схеме до сих пор возводятся в сельской местности индивидуальные жилые дома. Они строятся на основе предшествующего опыта, строительных навыков и национально-бытовых традиций1. В современном сельском жилище русского населения Республики Мордовия ярко проявляются черты бытового уклада многих предшествующих поколений.

Выбор места жилища в прошлом определялся не только практическими соображениями (близость воды и открытость или защищенность пространства), но и представлениями об особой благоприятности для человека этого места. Выбор места для дома, как и материала для строительства, сопровождался многими обрядами, приметами и гаданиями, некоторые из которых сохраняются и в XXI в. Именно они в немалой степени определяли благоприятное «счастливое» место.

Выбор места будущего строительства сопровождался особыми приметами: предпочтительнее было место старого жилья, в котором жизнь текла спокойно и размеренно. У русских не рекомендовалось строить дом на перекрестке дорог, так как дорога — это символ переменчивости и изменений. Не строили дома на месте построек, сожженных молнией. В Торбеевском районе это было связано с поверьями о пророке Илье, который поражал нечистую силу и место, ею облюбованное2. Для выбора площадки для строительства прибегали к гаданиям. Например, жители с. Александровка Лямбирского района на намеченном месте оставляли на всю ночь куски хлеба или зерно. Если к утру еда исчезала или ее становилось меньше, то это означало, что место нечистое, строить здесь нельзя3.

Заготовка материала для строительства дома также определялась особыми поверьями. Так, практически нигде в Мордовии не строили дома из осины, которая считалась нечистым деревом4, для постройки дома использовали сосну, липу, березу. Дуб в основном применяли для нижних венцов и подоконников. Следует отметить, что наиболее богатые лесные массивы были в Зубово-Полянском, Темниковском и Теньгушевском районах, где для возведения жилых построек использовались хвойные и лиственные породы. В южных и центральных районах исследуемой территории преобладали постройки из чернолесья — мелкой липы, ольхи5.

Строительством домов занимались плотники, которых нанимали за определенную плату. Сам хозяин, если он не был плотником, рубил лишь мелкие хозяйственные постройки. Плотники были в каждой деревне, но много их приходило и со стороны. Согласно подворной переписи 1913 г., в д. Ушлейка Инсарского уезда (ныне Инсарского района) насчитывалось 15 плотников, а в с. Камакужа — 6, в д. Xитровка Инсарского района (ныне Старошайговского района) — 36.

Профессиональные плотники существовали и в конце XX в. Жители с. Селищи Краснослободского района нанимали плотников из с. Козловка Атюрьевского района. В Теньгушевском районе в с. Барашево дома строили приезжие плотники из Тюмени, Красноярска. Возведение дома также сопровождалось соблюдением различных обрядов. Повсеместно под углы первого венца клали монеты, зерно или шерсть для богатства и счастья в новом доме. Например, в с. Маколово Чамзинского района под передний угол нижнего венца сруба клали медные пятаки7, в пос. Барашево Теньгушевского района — овечью шерсть, «чтобы скотина велась»8. Считалось, что это должно обеспечить новым жильцам дома безбедную жизнь и удачу в делах.

Особые обряды существовали при укладке матицы — поперечного верхнего бревна, которое служило опорой для потолочных плах. Матица, или матка, — важная часть постройки. Чтобы она была прочной, надежно держала потолок и несла благополучие семье, над ней совершали особый обряд. Он назывался «матичное угощение» и описан в лите-ратуре9. В Ковылкинском районе Мордовии известен обряд обсевания матицы: при ее закладке плотники обязательно бросали на нее горсть зерна, после чего выставлялось уго-щение10. В Зубово-Полянском районе при закладке матицы пили «стропильные»11. Обряды, в которых использовалась матица, сохранялись и после завершения строительства дома. В Старошайговском районе в с. Новая Федоровка во время сватовства сваха садилась под матицу, здесь же причесывали невесту, перед тем как она покинет родной дом12. В Ковылкинском районе, отправляясь в дальнюю дорогу, прикасались рукой к матице, чтобы путь был счастливым13. В с. Лопатино Торбеевского района под матицей вешали зуб от старой бороны для предохранения дома от клопов, блох и тараканов14, в с. Луньга Ардатовского района — пучки шерсти коровы или лошади для благополучия дома15, в с. Колопино Краснослободского района — лекарственные травы16. В матице крепилось железное кольцо, к которому подвешивалась детская колыбель, — люлька или зыбка17. Строительные обряды делали дом «жилищем», т. е. наполняли его определенным семантическим значением. Кроме того, строительные обряды — это доместикация пространства, т. е. «одомашнивание», «очеловечивание»18.

У русских, живших в Мордовии, сохранились обряды, связанные с переездом в новый дом. Отмечается, что для переезда был важен конкретный день. Например, в с. Енгалычево Дубенского района в субботу и понедельник, как правило, в новый дом не вселялись. Считалось, что эти дни являются несчастливыми для переезда19. Обряды, связанные с переездом в новый дом, разнообразны. Обязательно служили молебен, впускали кошку и петуха, этим животным русские и мордва приписывали очистительные и охранительные функции. Однако у русских в с. Воеводское Кочкуровского района считалось, что «кошку пустят — домовой тихо живет, а петуха — домовой шуметь будет, так как петух громко кричит»20. Перед переездом в последний день в печи варили кашу, кормили ею кошку, оставшуюся часть брали с собой для обеда в новом доме. В Торбеев-ском районе подметали пол, часть мусора также брали с собой21. Обязательно приглашали с собой домового. «^озя-юшка-господин! Пойдем в новый дом, на богатый двор, на житие-бытие, на богатство», — так звали с собой домового жители с. Слободские Дубровки Краснослободского района22. При переходе в новый дом жители с. Красино Дубенского района говорили: «Домовой, домовой, приди, охраняй мое жилище»23. В Старошайговском районе приглашали домового следующими словами: «Батюшка-домовой! Пойдем с нами в новый дом, на новое место, новое жилье обживать, новый дом оберегать»24.

Одной из устойчивых черт жилища является его внутренняя планировка: размещение печи, переднего угла, назначение и использование каждой части дома. Каждый угол дома выполнял определенные функции. Значительную часть жилого помещения занимала русская печь. Обычно ее ставили справа от входа, в одном из задних углов избы или, наоборот, у входа, причем устье печи было повернуто к боковой стене или входной двери25. Функции русской печи многочисленны. Она обогревала жилище, в ней готовили еду, пекли хлеб, на печи спали в холодное время; горячие кирпичи были незаменимым средством при лечении простудных заболеваний; в подпечке в сильные морозы держали кур и маленьких поросят26. Кроме того, в печи парились. Такая печь сохранилась в с. Воеводское Кочкуровского района27. С печью было связано множество обрядов жизненного цикла. В Дубенском районе во время сватовства сваха, придя к родителям невесты, шла к печи и прикладывала к ней руки, чтобы переговоры о сватовстве закончились успешно28. У русских Кочкуровского и Рузаевского районов сохранился обычай знакомить молодую с печкой29. В Торбеевском районе существовал обычай, согласно которому, когда молодых привозили из церкви, их клали на печку с песнями и шутками30. В Дубенском районе в с. Петровка знахарки клали уголек в воду, шептали молитву и этой водой лечили заболевших31.

У русских повсеместно известен обряд «перепекания»: слабого ребенка на хлебной лопате засовывали в отверстие печи, как бы допекая его32. В д. Шимаревка Торбеевского района, чтобы предохранить новорожденного ребенка от сглаза, брали из печки уголек и, выйдя на перекресток, перебрасывали его через себя33. С печным углем и сейчас связан обычай предохранения от сглаза. Информаторы Краснослободского района рассказывают, что до сих пор маленьким детям угольком натирают подошвы и локотки, чтобы предохранить младенцев от дурного глаза34.

По диагонали от печи находился главный угол дома, так называемый «передний угол, или красный». Здесь висели иконы (образа): человек, входя в избу, сразу смотрел в красный угол, кланялся и крестился. К иконам относились бережно, их хранили в семье, передавали по наследству, ими благословляли на брак, дальнюю дорогу, любое большое и трудное дело. С этим углом были связаны все жизненные вехи: рождение, свадьба и смерть человека. В красном углу молились, собирались за столом на семейную трапезу, на почетное место сажали уважаемого гостя, головой к иконам клали покойника. Под божницу ставили первый и последний сноп как залог будущего урожая. Красный угол использовали и во время гаданий. В с. Резоватово Ичалковского района девушки, подметая пол от порога к красному углу, загадывали на женихов и приговаривали: «Гоню в свою избу женихов с чужих дворов»35.

В глубокой древности окружающий мир представлял для людей враждебное пространство. Мир семьи — пространство, наполненное теплотой, добром, поддержкой. Поэтому именно с порогом, границей между мирами, было связано много поверий, примет, обрядовых действий. Так, при входе в чужой дом нужно было обязательно встать у порога и прочесть краткую молитву, т. е. попросить защиты у Бога. Русские крестьяне говорили: «Вот Бог, а вот по-рог»36. В Старошайговском районе до сих пор запрещается здороваться через порог, разговаривать друг с другом, передавать через порог деньги37. Информаторы называют и обряды жизненного цикла, связанные с порогом. В родильном ритуале обрядовые действия у порога рассматривались как приобщение новорожденного к дому. В Кочкуровском районе отмечен обычай класть ребенка на порог38. Также считалось, что если пуповину захоронить под порогом, то человека всегда будет тянуть в родной дом, а связь его с матерью будет неразрывной. В Старошайговском районе пуповину закапывали в подпол, завернув в тряпочку39. Эти обрядовые действия сегодня не сохранились, так как роды проходят в больнице.

В свадебном обряде с порогом также связаны определенные действия. Так, во многих селах Мордовии существовал обычай, по которому жених и те, кто приехал за невестой в день венчания, должны были перешагнуть через порог ее дома, не наступая на него ногами40. Порог в данном случае воспринимался в качестве границы, через которую надо перескочить, чтобы навсегда увезти девушку из дома. В погребальном обряде гроб с покойником при выносе из избы три раза ударяли о порог, что всеми воспринималось как прощание умершего с домом41.

В настоящее время традиционное жилище русских Мордовии претерпело значительные изменения, которые выражаются в определенной унификации внешнего облика и внутренней планировки, что связано с использованием новых строительных материалов, повышением комфортности (менее трудоемкая и более удобная система отопления, система водоснабжения, а в ряде случаев — водоотведения). Меблировка сельского жилища также изменилась и в настоящее время приближается к городской. Однако, как показывают исследования, традиционные представления о жилище продолжают бытовать и сохраняются в определенных обрядах, направленных на сохранение благополучия каждой семьи.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Вавилин В.Ф. Традиции и новации в современном сельском жилище МССР // Вестн. Мордов. ун-та. Саранск, 1991. № 4. С. 28.

2 Полевой материал авторов (далее — ПМА): Шляхтин Иван Васильевич, 1933 года рождения, д. Шимаревка Торбеевского района, запись 2006 г.

3 ПМА: Переплетчиков Александр Николаевич, 1934 года рождения, д. Александровка Лямбирского района, запись 2007 г.

4 ПМА: Чижов Александр Сергеевич, 1934 года рождения, с. Резоватово Ичалковского района, запись 2006 г.

5 См.: Лузгин А.С. Жизнь промыслов: промысловая деятельность крестьян Мордовии во второй половине XIX — начале XX в. (этнокультурные аспекты). Саранск, 2001. С. 62.

6 См.: Подворная перепись крестьянского хозяйства. Пенза, 1913. Вып. 5. С. 92—140.

7 ПМА: Горбунова Клавдия Михайловна, 1925 года рождения, с. Мако-лово Чамзинского района, запись 2008 г.

8 ПМА: Машутин Иван Алексеевич, 1928 года рождения, пос. Барашево Теньгушевского района, запись 2008 г.

9 См.: Лаврентьева Л.С., Смирнов Ю.И. Культура русского народа. Обычаи, обряды, занятия, фольклор. СПб., 2005. С. 48.

10 ПМА: Аниченкова Мария Серафимовна, 1928 года рождения, с. Ток-мово Ковылкинского района, запись 2006 г.

11 ПМА: Фомин Афанасий Никифорович, 1938 года рождения, с. Пру-шанка Потьма Зубово-Полянского района, запись 2007 г.

12 И.-1686. Мордовский этнографический вопросник: полевые материалы этносоциологической экспедиции, проводимой ИЭ АН СССР и МНИИЯЛИЭ при Совете министров МАССР. 1973 г. Старошайговский район.

13 ПМА: Аниченкова Мария Серафимовна ...

14 ПМА: Аникеев Дмитрий Владимирович, 1935 года рождения, с. Ло-патино Торбеевского района, запись 2006 г.

15 ПМА: Еникеева Анастасия Николаевна, 1922 года рождения, с. Луньга Ардатовского района, запись 2007 г.

16 ПМА: Авдеева Татьяна Николаевна, 1956 года рождения, с. Колопино Краснослободского района, запись 2007 г.

17 ПМА: Лукина Антонина Алексеевна, 1915 года рождения, с. Заречное Краснослободского района, запись 2006 г.

18 См.: Байбурин А.К. Жилище в обрядах и представлениях восточных славян. М., 1983. С. 45—46.

19 ПМА: Ганаева Мария Николаевна, 1945 года рождения, с. Енгалычево Дубенского района, запись 2006 г.

20 ПМА.: Ерочкина Людмила Ильинична, 1954 года рождения, с. Воеводское Кочкуровского района, запись 2008 г.

21 ПМА: Машутина Валентина Васильевна, 1930 года рождения, д. Ко-чеевка Теньгушевского района, запись 2008 г.

22 ПМА: Жадобина Мария Ивановна, 1933 года рождения, с. Слободские Дубровки Краснослободского района, запись 2006 г.

23 ПМА.: Жалмина Нина Николаевна, 1936 года рождения, с. Красино Дубенского района, запись 2008 г.

24 ПМА: Пронина Елена Николаевна, 1915 года рождения, с. Новая Фе-доровка Старошайговского района, запись 2006 г.

25 См.: Лаврентьева Л.С., Смирнов Ю.И. Культура русского народа ... С. 69.

26 ПМА: Рыжов Иван Васильевич, 1920 года рождения, д. Константиновка Ромодановского района, запись 2008 г.; Аниченкова Мария Серафимовна ...

27 ПМА: Прудскова Римма Васильевна, 1956 года рождения, с. Воеводское Кочкуровского района, запись 2008 г.

 

28 ПМА: Кузенькова Александра Тимофеевна, 1932 года рождения, с. Петровка Дубенского района, запись 2008 г.

29 ПМА.: Ерочкина Людмила Ильинична ... ; Таурина Лидия Ивановна, 1936 года рождения, с. Арх-Галицино Рузаевского района, запись 2008 г.

30 ПМА: Прокина Мария Ивановна, 1933 года рождения, д. Шимаревка Торбеевского района, запись 2007 г.

31 ПМА: Кузенькова Александра Тимофеевна ...

32 См.: Бузин В.С. Этнография русских: учеб. пособие. СПб., 2007. С. 302.

33 ПМА: Бардина Анна Гавриловна, 1935 года рождения, д. Шимаревка Торбеевского района, запись 2006 г.

34 ПМА: Пшеничникова Мария Ивановна, 1939 года рождения, с. Сивинь Краснослободского района, запись 2006 г.

35 ПМА: Першина Пелагея Григорьевна, 1915 года рождения, с. Резо-ватово Ичалковского района, запись 2006 г.

36 ПМА: Прокина Мария Ивановна ...

37 ПМА: Рожкова Елена Федоровна, 1928 года рождения, с. Новая Фе-доровка Старошайговского района, запись 2006 г.

38 ПМА: Рябова Анастасия Ивановна, 1934 года рождения, пос. Заречный Кочкуровского района, запись 2008 г.

39 И.-1686. Мордовский этнографический вопросник ...

40 ПМА: Юртанова Мария Яковлевна, 1913 года рождения, с. Тургенево Ардатовского района, запись 2008 г.; Щенникова Анастасия Илларионовна, 1933 года рождения, с. Горки Большеигнатовского района, запись 2008 г.

41 ПМА: Шумкина Светлана Григорьевна, 1941 года рождения, пос. Жу-ково Зубово-Полянского района, запись 2006 г.

Поступила 17.05.11.