А. В. Махиянова. Роль агентов социализации в формировании этнической идентичности и гражданского самосознания личности

А. В. МАХИЯНОВА

РОЛЬ АГЕНТОВ СОЦИАЛИЗАЦИИ В ФОРМИРОВАНИИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ГРАЖДАНСКОГО САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ

МАХИЯНОВА Алина Владимировна, ведущий научный сотрудник Центра перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан, кандидат социологических наук, доцент (г. Казань).

Ключевые слова: социализация, агенты социализации, этническая идентификация, гражданское самосознание

Key words: socialisation, socialisation agents, ethnic identification, civil consciousness

На современном этапе развития отечественной социологии перед учеными появляются новые задачи, связанные с переосмыслением процессов социализации и идентификации личности, их взаимосвязи, взаимовлияния.

В не столь далеком прошлом идентификационные процессы находились в жесткой рамке социальной однородности, предписанной идеологией государственно-гражданской идентичности советской личности. Социализация посредством ее агентов также соответствовала идеологической программе советского государства. Картина радикально меняется с распадом Советского Союза. Во-первых, произошла девальвация прежних идентификационных и социализационных рамок, которые приобретали свойства мозаичности, а в некоторых аспектах и аморфности. Во-вторых, появилось многообразие идентификационных стратегий, причины которого заложены в трансформации и дисфункции многих социальных институтов и агентов социализации.

Помимо общих процессов, стоит также обратить внимание на особенность Республики Татарстан (РТ) как региона России, в котором тесно переплелись две этнические ветви русских и татар, вследствие чего вопросы толерантности и дружеского соседства всегда являются актуальными. В свою очередь гражданское самосознание населения формируется под воздействием, с одной стороны, стремления к автономии, с другой — осознания тесной и неразрывной связи с российским государством.

Изучение этих и многих других аспектов невозможно без привлечения прикладного инструментария социологической науки. С этой целью нами было проведено социологическое исследование. Выборочная совокупность была сформирована с использованием метода случайной бесповторной квотной выборки путем многоступенчатого отбора обследуемых единиц. Пол, возраст и место жительства респондента выступили в качестве квот. Объем выборочной совокупности при 5-процентной ошибке репрезентативности составил 2,5 тыс. чел., что позволяет говорить о высокой степени репрезентативности полученных данных. Исследование было проведено в 2010 г. во всех крупных городах и 22 районах республики.

При изучении роли агентов социализации в формировании этнических идентификационных характеристик и гражданского самосознания личности мы исходили из необходимости, во-первых, четкого понимания сущности рассматриваемого феномена, во-вторых, выбора методических приемов и способов, которые должны способствовать решению поставленных задач.

Среди агентов социализации мы рассмотрели семью; государство; образование (школа, вуз и т. д.); СМИ (телевидение, печатные издания, радио); религию; представителей своей этнической принадлежности; близкое окружение (родственники, друзья); трудовой (производственный) коллектив, коллег; людей, проживающих на одной территории (соседи, земляки и т. д.). Методологической основой изучения стало общепринятое разделение на положительную и отрицательную идентификации.

Большинство опрошенных отнесли себя к татарам (61,5 %), около трети — к русским (32,8 %). Незначительное число составили представители чувашей (1,5 %) и мордвы (0,3 %). Отказались от ответа 3,9 % респондентов. Наибольшее количество представителей татар было отмечено в сельской местности, а также в Казани и других городах РТ (76,3, 60,0 и 53,8 % соответственно). В свою очередь в опросе русские доминировали в малых городах республики и Казани, а в меньшей степени были представлены в сельской местности (38,8, 37,4 и 17,2 % соответственно). Стоит отметить, что такое распределение не означает реального соотношения указанных этнических групп по территориальному признаку, так как выборка была построена на основе гендерных и возрастных квот.

В целом без учета этнических различий можно говорить о положительной идентификации жителей республики со своей этнической группой. Большинство опрошенных достаточно часто ощущают сходство с людьми своей этнической принадлежности (68,7 %). Примерно каждый пятый респондент испытывает это сходство редко (19,5 %), и только 3,2 % опрошенных выбрали вариант «никогда». Затруднились ответить на этот вопрос 8,6 % опрошенных.

Роль агентов социализации в формировании этнической идентичности изучалась с использованием рейтинга, который строился на основе подсчета среднего значения по трехбалльной системе оценки. Явными лидерами в этом вопросе стали семья (2,72 балла) и близкое окружение человека (2,27 балла). Значима также религия, набравшая 1,82 балла.

Незначительно, но все-таки отстают по значимости представители своей этнической принадлежности (1,65 балла). В группу со схожими показателями можно включить государство, образование и людей, проживающих на одной территории (соседи, земляки), — 1,35, 1,31 и 1,24 балла соответственно. Наименьшую роль в формировании этнической идентичности играют СМИ и трудовой коллектив (по 0,86 балла).

Незначительные различия отмечены в территориальном аспекте. Максимальное значение положительной идентификации зафиксировано у сельчан (72,7 %), за ними следуют представители других городов республики (67,8 %) и жители столицы (66,8 %). Вариант «редко» доминировал у сельчан и казанцев (21,1 и 20,8 % соответственно), тогда как у респондентов других городов РТ он встречался у 17,2 %.

В распределении отрицательной идентификации первое место заняли столичные жители (4,2 %), за которыми следуют представители малых городов (3,9 %). У сельчан этот процент минимален (0,6 %), среди них также незначительное число затруднившихся с ответом (5,6 %). В малых городах республики каждый десятый житель затруднился в оценке своей этнической идентификации (10,7 %), тогда как в столице республики таковых меньше (8,2 %).

Для женщин характерна большая степень положительной идентификации со своей этнической группой. Они чаще мужчин ощущают сходство с людьми своего этноса (71,7 к 67,4 %). Вариант «редко» выбирался женщинами в 17,6 % случаев, тогда как мужчины остановились на нем в 21,9 % случаях. Вариант «никогда» составил 3,0 к 3,3 % соответственно.

Чем старше был респондент, тем наиболее сильно проявлялась его идентификация со своим этносом. В частности, вариант «часто» выбрали 63,1 % респондентов от 18 до 29 лет, 69,6 % — в возрасте от 30 до 49 лет, 73,2 % — от 50 до 64 лет, 75,4 % — старше 65 лет. Значительных различий в рейтинге агентов социализации в формировании этнической идентичности в зависимости от гендерной принадлежности не было выявлено. Стоит только отметить, что женщины большое значение придают роли религии и близкого окружения.

Роль агентов социализации в формировании этнической принадлежности в зависимости от типа поселения незначительно, но все-таки менялась. Лидерами также оставались семья, близкое окружение и религия. Однако роль семьи оценивалась ниже в городах республики. В свою очередь в сельской местности наблюдалось выше значение религии своей этнической группы (2,12 и 1,89 балла) по сравнению с малыми городами, где их роль оценена в 1,72 и 1,62 балла соответственно.

На селе также более высокая оценка дается роли образования (1,54 к 1,24 баллам в столице и 1,22 баллам в малых городах). Схожая картина наблюдается в оценках роли государства и территориальной общности (1,50 и 1,48 балла в сельской местности, 1,37 и 1,19 — в других городах РТ, 1,22 и 1,12 — в столице). У сельчан и жителей столицы выше значение СМИ и трудового коллектива, а у представителей малых городов — трудового коллектива.

Оценки агентов социализации в зависимости от возраста респондентов имеют различия. В частности, население в возрасте от 18 до 29 лет более высоко оценивает роль религии, тогда как территориальная общность для них менее значима. Респонденты 30—49 лет подчеркивают роль государства, в то время как возрастная группа 50—64 лет, наоборот, поставила более низкие оценки государству и этнической общности. Поколение старше 65 лет низко оценивает роль образования, а высоко — роль территориальной общности.

Многие татарстанцы считают себя россиянами и татар-станцами (41,8 %), что показывает наличие двойного гражданского самосознания. В свою очередь каждый четвертый опрошенный считает себя исключительно россиянином, а каждый пятый — только татарстанцем (27,7 и 22,4 %); 4,8 % опрошенных заявили о себе как о россиянах, татарстанцах и гражданах СНГ, а 0,8 % признают себя только гражданами СНГ. Затруднились с ответом 2,5 % респондентов. Подавляющая часть населения республики достаточно часто испытывает единство с людьми своего гражданства (63,2 %), однако для каждого пятого опрошенного эти чувства редки (20,8 %), а 3,3 % из общего числа опрошенных никогда не испытывают таких чувств (12,7 %).

Среди агентов социализации определились два явных лидера, оказывающих наибольшее влияние на формирование гражданского самосознания: семья и государство (2,47 и 2,29 балла). В следующую по степени значимости группу вошли близкое окружение и образование (1,65 и 1,50 балла соответственно). Значительно меньшую роль играют СМИ, этническая и территориальная общности (1,07, 1,06 и 1,03 балла соответственно). Наименьшее влияние на формирование гражданского самосознания оказывают религия и трудовой коллектив (0,9 и 0,8 балла).

Интересная ситуация выявлена по поводу гражданской принадлежности у представителей различных населенных пунктов. В частности, сельчане примерно в два раза реже считают себя россиянами, а в два раза чаще — татарстан-цами (16,4 к 32 %). У городских жителей (как г. Казани, так и малых городов республики) противоположное мнение. Они чаще называют себя россиянами, чем татарстанцами (30,2 к 19,1 % в г. Казани, 32,6 к 19,1 % в малых городах). Имеют двойное гражданское самосознание 48,2 % сельчан, 43,3 % казанцев и 36,8 % представителей малых городов. Считают себя россиянами, татарстанцами и гражданами СНГ 2,4 % респондентов из сельской местности, 5,3 % из малых городов и 6,0 % казанцев. Исключительно гражданами СНГ считают себя 2,4 % сельчан, 0,9 % жителей малых городов и 0,8 % столичных жителей. Затруднились с ответом 0,4, 5,3 и 0,6 % соответственно.

Относительно чувства единства с людьми своего гражданства значительные различия в ответах респондентов в зависимости от места жительства отсутствуют. Единство имеет место в оценке роли семьи, государства, близкого окружения и образования. Однако сельчане настаивали на важности в формировании гражданского самосознания религии, этнической территориальной общности. Оценки указанных агентов социализации у них значительно выше. Для столичных жителей характерна более высокая оценка СМИ. Каждый третий мужчина относит себя только к россиянам, каждый четвертый — к татарстанцам (30,7 и 21,8 %). У женщин это соотношение составило 25,1 к 24,3 %. При этом они чаще мужчин были носителями двойного гражданского самосознания (44,6 к 41,1 % соответственно). В показателях единства с людьми своего гражданства значительных гендерных различий не зафиксировано. Однако женщины чаще обращают внимание на роль семьи, религии, этнической общности и близкого окружения. Население старше 65 лет чаще называет себя татарстанцами, реже — россиянами. Однако, чем моложе респондент, тем чаще он является носителем двойного гражданского самосознания.

Исследование выявило еще ряд интересных тенденций. Во-первых, с увеличением возраста положительная идентификация с людьми своего гражданства уменьшается. Во-вторых, на формирование гражданской принадлежности у молодого поколения наибольшее влияние оказывают семья, государство, религия и этническая общность, наименьшую — СМИ, трудовая и этническая общности. В-третьих, для респондентов от 30 до 49 лет значимыми являются образование и территориальная общность, для респондентов 50—64 лет — близкое окружение и трудовой коллектив. Лица старше 65 лет отличились тем, что практически все агенты социализации оцениваются ниже других возрастных категорий.

Таким образом, исследование позволило раскрыть основные тенденции в формировании этнической идентичности и гражданского самосознания населения Татарстана и рассмотреть роль ведущих агентов социализации в их становлении. Его итоги позволяют утверждать, что для жителей республики характерно доминирование положительной этнической идентификации, наибольшую роль в формировании которой играют семья, близкое окружение и религия. Носителями положительной идентификации со своим этносом наиболее часто выступают сельские жители, женщины и люди старшего возраста.

В республике доминирует двойное гражданское самосознание на фоне превалирования положительной идентификации. При этом, чем моложе респондент, тем чаще проявляется двойственность. В целом ее необходимо рассматривать как результат исторического развития республики, в котором тесно переплетены стремление к независимости с осознанием неразрывной связи с российским государством. Результаты исследования подтверждают, что не последнюю роль в этом сыграла политика властей республики, так как среди агентов социализации, оказавших наибольшее влияние на формирование гражданского самосознания, жители отметили семью и государство. На роли религии, этнической и территориальной общности чаще настаивают сельчане, в то время как для столичных жителей характерна более высокая оценка СМИ.

Поступила 11.02.11.