С. В. Полутин, А. М. Чушкин. Этнорелигиозные угрозы в Поволжском регионе

С. В. ПОЛУТИН, А. М. ЧУШКИН

ЭТНОРЕЛИГИОЗНЫЕ УГРОЗЫ В ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ

ПОЛУТИН Сергей Викторович, заведующий кафедрой социологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета, доктор социологических наук, профессор.

ЧУШКИН Анатолий Михайлович, министр по национальной политике Республики Мордовия.

Ключевые слова: этнорелигиозные угрозы, межрелигиозные конфликты, этноконфессиональная политика, религиозные движения и секты, гармонизация этноконфессиональных отношений

Key words: ethno-religious threats, inter-religious conflicts, ethno-confessional policy, religious movements and sects, harmonization of ethno-religious relations

В статье представлены результаты социологического исследования проблем этнорелигиозной напряженности в Поволжском регионе, причин их возникновения и возможных последствий.

The paper presents the results of a sociological study of issues of ethno-religious tensions in the Volga Region, of their causes and possible consequences.

При изучении этнорелигиозной напряженности в современной России следует принимать во внимание три обстоятельства. Во-первых, в постсоветской России религии становятся естественным атрибутом повседневной жизни людей, выступают фактором, влияющим на процесс самоидентификации различных этнических групп и определяющим характер взаимоотношений между ними. Во-вторых, происходит процесс политизации религии, обусловленный как глобальными причинами (радикализацией исламистских фундаменталистских течений), так и спецификой трансформации российского федерализма. Этот процесс сопровождается борьбой этнических элит за особый статус, в которой важное место занимают символы группы, в том числе религиозные. В-третьих, неформальной поддержкой со стороны федеральных органов управления пользуются традиционные религии, что вызывает негативную реакцию со стороны других религиозных групп. В совокупности перечисленные особенности образуют социальный ландшафт, на котором возникают и развиваются этнорелигиозные угрозы. Эти факторы обусловливают необходимость мониторинга конфессиональной ситуации для выявления основных проблем и условий ее гармонизации.

В декабре 2013 г. сотрудниками НИИ регионологии и кафедры социологии Национального исследовательского Мордовского государственного университета с целью изучения этнорелигиозных угроз в Поволжском регионе, причин их возникновения и возможных последствий был проведен опрос участников Всероссийской научно-практической конференции, посвященной этнорелигиозной ситуации в современном Поволжье. Профессиональный статус участников, среди которых были работники культуры, образования и науки, служащие органов государственной и муниципальной власти, священнослужители, работники правоохранительных органов и др., позволяет рассматривать их в качестве экспертов. Всего было опрошено 114 чел.

Оценивая характер этнорелигиозных отношений в Поволжском регионе, более половины опрошенных (58 %) отметили, что отношения спокойные. 30 % респондентов считают, что «внешне все спокойно, но напряженность ощущается на бытовом уровне». 12 % опрошенных подчеркнули «сильную напряженность» и наличие «этнорелигиозных конфликтов». Сопоставляя эти данные с результатами предыдущих исследований, следует обратить внимание на рост числа тех, кто отмечает усиление напряженности на бытовом уровне. Межрелигиозные конфликты, преимущественно латентного характера, ранее фиксируемые в сфере бытовых, межличностных отношений, в настоящее время распространяются в политико-правовом поле и представляют собой угрозу не только межэтническому согласию, но и национальной безопасности страны. Характерным примером служат события, связанные с поджогом православных храмов в Татарстане осенью 2013 г. В этой связи, вызывает тревогу динамика изменения отношений между людьми разных вероисповеданий и национальностей в Поволжском регионе. Большинство опрошенных (64 %) считают, что за последние три года отношения не изменились. Вместе с тем ухудшение отношений отметили 23 % респондентов, тогда как на улучшение отношений указали лишь 12 % опрошенных.

Респондентам было предложено определить основные этнорелигиозные угрозы в регионе. При анализе ответов выявились три подхода к классификации угроз. Согласно первому, основные угрозы связаны с факторами внешнего вмешательства (как агрессивного, так и «мягкого» характера). 30 % респондентов указали на внешнюю зарубежную поддержку радикальных и экстремистских течений в этнорелигиозной сфере. Эту позицию чаще других отмечают работники науки и образования (50 %), а также служащие органов государственной власти (60 %). Около 20 % опрошенных отметили внедрение технологий западного мульти-культурализма (ЛГБТ, воинствующий атеизм, безразличие к культурной и национальной идентификации). Такой позиции придерживаются прежде всего священнослужители (48 %). Второй подход связан с внутрироссийскими факторами, порождающими угрозы. Так, 23 % видят этнорелигиозную угрозу в «невыстроенности миграционных процессов». Так считают 58 % работников науки и образования, 60 % священнослужителей. 15 % респондентов отмечают опасность ухода молодежи в неоязыческие структуры, псевдоисторические и националистические маргинальные сообщества, сектантские образования. Эта угроза вызывает особую озабоченность священнослужителей (54 %) и служащих органов государственной власти (50 %).

Третья относительно небольшая группа опрошенных, в качестве причин угроз видит недостатки в проведении этноконфессиональной политики. 9 % указали на «недостаточную образованность духовенства традиционных религий Поволжья (православия и ислама)». Так считают 23 % священнослужителей), а 8 % сетуют на нехватку мероприятий этнорелигиозной направленности (20 % служащих органов власти). При всей условности выделения этих подходов, следует признать, что они отражают существующий в обществе спектр мнений и должны учитываться органами государственной власти при формировании мер противодействия религиозному экстремизму.

Что, по мнению опрошенных, является основной причиной напряженности в отношениях между людьми разных национальностей и вероисповеданий? Главной причиной большинство опрошенных назвали неуважение к языку, обычаям, культуре людей других национальностей (26 %). Так считают 47 % работников науки и образования, 60 % служащих органов государственной власти, 42 % священнослужителей. 20 % указывают на исторически сложившиеся предрассудки и предубеждения о людях других национальностей. Среди них 39 % работников науки и образования, 20 % служащих органов государственной власти, 25 % священнослужителей. 17 % опрошенных считают, что основной причиной напряженности являются проблемы экономического характера. Столько же опрошенных в качестве причины назвали национализм некоторых политических организаций и движений. Другие причины являются менее значимыми: назначение на руководящие должности по национальному признаку (8 %), неравенство доходов представителей различных национальностей (6 %), рост этнического самосознания народов (4 %). Некоторые респонденты видят другие причины напряженности: «невежество», «дифференциация в применении законов на территории РФ», «социальная безответственность бизнеса», «повреждение человеческой природы от грехопадения» и т. д. Ответы позволяют сделать вывод о социокультурной обусловленности роста напряженности в этноконфессиональных отношениях. Проблемы социально-экономического характера, по мнению опрошенных, занимают важное, но не определяющее место в иерархии причин напряженности.

Представляет интерес отношение респондентов к различным религиозным направлениям, распространенным в Поволжском регионе. Следует отметить, что среди верующих (89 % участников опроса) преобладали те, кто отнес себя к православным (82 %), их мнение является определяющим общую картину. Как и предполагалось, в целом позитивное отношение фиксируется к традиционным религиям — православию и исламу, 94 % опрошенных относятся к православному христианству очень хорошо или хорошо, 5 % — безразлично. К традиционному исламу 53 % относятся очень хорошо или хорошо, 19 % — безразлично, 6 % — плохо или очень плохо, остальные затруднились выразить свое отношение.

Позитивно-равнодушное отношение высказали респонденты к религиозным направлениям, широко не распространенным в Поволжском регионе. К католицизму 49 % опрошенных относятся хорошо или очень хорошо, 31 % безразлично, 10 % плохо или очень плохо. К иудаизму положительное отношение высказали 40 % опрошенных, 28 % равнодушны, негативную позицию занимают 12 % респондентов. Аналогичная ситуация наблюдается и в отношении буддизма. Позитивно относятся к нему 40 % опрошенных, 35 % равнодушны, отрицательную позицию занимают 9 % респондентов. К протестантизму опрошенные в основном относятся негативно-безразлично. К нему положительно относятся 19 % опрошенных, плохо и очень плохо — 26 %, равнодушно — 35 %. Затруднились дать свою оценку 15 %.

Высокий процент безразличных к этим религиозным направлениям обусловлен отсутствием или малочисленностью их носителей, их незначительной ролью в социокультурных процессах Поволжья, а также нейтрально-позитивным отношением к этим религиозным направлениям со стороны органов государственной власти.

Совершенно иная картина наблюдается в отношении к нетрадиционным, сектантским религиозным направлениям. К адептам секты Свидетели Иеговы позитивно относятся лишь 2 % респондентов, плохо и очень плохо — 61 %, равнодушны 18 %. Негативное отношение к этой секте не меняется с момента появления ее адептов на территории России. Неоязычество — относительно новое явление в социокультурном пространстве России. Его носителями выступают представители различных этнических групп, среди которых много молодых и образованных людей, отрицающих каноны традиционных религий, ориентированных на ритуальные и игровые практики. Отношение респондентов к ним в основном отрицательное (49 %) и равнодушное (19 %). Затруднились дать оценку 25 %.

Нетрадиционный ислам как фундаменталистское течение у многих ассоциируется с распространением экстремизма, провозглашением джихада. Поэтому 55 % опрошенных негативно отнеслись к этому религиозному направлению. В то же время высок процент тех, чье отношение безразлично (19 %) или неопределенно (18 %). 4 % респондентов подчеркнули свое позитивное отношение к нетрадиционному исламу. Свою позицию попытался обосновать один из участников опроса: «Многие представляют джихад как войну с «неверными» при помощи оружия. Но джихад более широкое явление — это борьба с человеческими и социальными пороками, наказание преступников, устранение социальной несправедливости». Таким образом, участники опроса в отношении к религиозным направлениям придерживаются четырех позиций: позитивной, положительно-равнодушной, негативно-равнодушной и негативной, что объективно отражает спектр общественного мнения по этой проблеме.

Существует ли опасность распространения новых нетрадиционных религиозных движений и сект в регионе? Позиции по этому вопросу разделились: 54 % опрошенных не видят такой опасности, 43 % допускают опасность распространения, таких сект как ваххабизм, салафизм, сайентология, язычество. При этом респонденты особую опасность видят в распространении нетрадиционного ислама. Были отмечены и такие экзотические направления как культ Анастасии, Светланы Пеуновой, мордовское язычество.

На этнорелигиозную обстановку заметное влияние оказывает изменение демографической ситуации в регионе, связанное с миграционными процессами. Значительное усиление роли неконтролируемых миграционных потоков, особенно выходцев из кавказских и среднеазиатских республик, занимающих все более влиятельное положение в торговле, строительстве, общественном питании, приводит к эскалации межэтнических конфликтов. Рост численности одних национальностей и уменьшение других оказывает отрицательное влияние на этнорелигиозную ситуацию в регионе — так считают 46 % опрошенных, 47 % убеждены, что демографическая ситуация не оказывает влияние на межконфессиональные отношения и только 5 % отметили положительное влияние складывающейся миграционной ситуации на этнорелигиозную ситуацию в регионе.

Интересна оценка респондентами деятельности муниципальных и республиканских (областных) органов власти в сфере этнорелигиозных отношений за последние три года. В целом опрошенные положительно оценивают усилия муниципальных (73 %) и региональных (республиканских) (69 %) властей по укреплению этнорелигиозной стабильности. Отрицательно оценили деятельность органов государственной власти городов и районов 9 % респондентов, республиканских и областных органов государственной власти — 8 %. Настораживает высокий процент затруднившихся дать оценку политике властей в сфере этнорелигиозных отношений (15 %), т. е., не информирован о такой деятельности каждый седьмой участник конференции, прямо или косвенно занимающийся проблемами межнациональных и межконфессиональных отношений.

Важными представляются ответы на вопрос «Что необходимо предпринять для гармонизации этнорелигиозных отношений в Поволжском регионе?». Приоритеты распределились следующим образом: 48 % указали на необходимость усиления борьбы с экстремизмом на этнической и религиозной почве; 44 % считают необходимым государственное регулирование миграционных потоков; 43 % выступают за оперативное принятие мер экономического и социального характера для устранения наиболее острых причин возникновения этнорелигиозной напряженности; 36 % отметили значимость формирования толерантного отношения к представителям других национальностей и вероисповеданий.

Остальные позиции отмечались экспертами значительно реже: организация фестивалей, выставок, праздников (в том числе религиозных) — 22 %; совершенствование теологического и этнокультурного образования (20 %); содействие деятельности этнокультурных и религиозных объединений (17 %); использование потенциала патриотически настроенных священнослужителей и ученых для развития этнорелигиозной сферы (13 %).

Многие респонденты предложили иные пути решения этноконфессиональных проблем: «На ТВ (в том числе на региональном) создать передачу об основных религиях России», «Часто этноконфессиональные вопросы — это повод для выражения недовольства по более общим неосознанным причинам», «Религизация школьного образования открывает двери интолерантности... Больше учителей-предметников, православных по стилю мышления», «Необходим закон, запрещающий распространение религиозных сект», «Термин „толерантность" следует заменить на другой „деликатность", «Насильственная толерантность — это преподавание в школе мордовских языков и основ православия» и др.

Таким образом, большинство опрошенных видят ключ к решению проблем этноконфессиональных отношений в ужесточении законов к экстремистским сектам, укреплении нормативной базы национальной политики, повышении роли институтов религии, образования, культуры в воспитании.

В завершение анкетирования респонденты выразили свои ожидания относительно развития этнорелигиозных отношений в регионе. Несмотря на проблемы, большинство опрошенных сохраняют оптимизм и считают что ситуация в сфере этнорелигизных отношений будет улучшаться. 14 % ждут в дальнейшем обострения отношений, 19 % не прогнозируют изменения ситуации в обозримом будущем. Это мнение в некоторой степени диссонирует с предыдущими, достаточно тревожными оценками и суждениями. По-видимому, в данном случае имеет место желаемый сценарий развития этнорелигиозной ситуации в Поволжье.

Таким образом, основные этнорелигиозные угрозы связаны с факторами внешнего вмешательства (поддержка радикальных и экстремистских течений в этнорелигиозной сфере), внедрением технологий западного мультикультурализма (ЛГБТ, воинствующий атеизм, безразличие к культурной и национальной идентификации). Угрозы обусловлены и «не-выстроенностью миграционных процессов», недостатками в проведении государственной этноконфессиональной политики в регионе. Межрелигиозные конфликты, ранее фиксируемые в сфере межличностных отношений, в настоящее время распространяются в политико-правовом поле региона, что в первую очередь обусловлено экспансией нетрадиционных религий и повышенным интересом к ним со стороны молодежи. В отношении к религиозным направлениям респонденты придерживаются позитивной, положительно-равнодушной, негативно-равнодушной и негативной позиций. В Поволжском регионе существует опасность распространения ваххабизма, салафизма, сайентологии, язычества. Основными мерами профилактики этнорелигиозных угроз является усиление борьбы с экстремизмом на этнической и религиозной почве, государственное регулирование миграционных потоков, оперативное принятие мер экономического и социального характера для устранения наиболее острых причин возникновения этнорелигиозной напряженности.

Поступила 13.01.2014.

S. V. Polutin, A. M. Chushkin. Ethno-Religious Threats in the Volga Region

In December 2013, workers of the Research Institute of Regionology and the Department of Sociology conducted a questionnaire survey to study ethnic and religious threats in the Volga Region, as well as their causes and possible consequences. The respondents were the participants of an All-Russian scientific and practical conference dedicated to the modern ethno-religious situation in the Volga Region. The participants of the survey were: workers of culture, science and education, employees of state and municipal authorities, the clergy, law enforcement officers and others. In all, 114 people were interviewed.

Major ethno-religious threats in the Volga Region are associated with factors of external interference and with introduction of technologies of Western multiculturalism. The threats are also caused by «underdeveloped» migration processes, by shortcomings in the ethnic and religious policies in the region. The study also showed that religious conflicts are currently spread in the political and legal framework of the region, which is primarily due to the expansion of non-traditional religions. With regard to different religious lines, the respondents take four stands: positive, positive-indifferent, negative- indifferent and negative. There is a threat of proliferation of such sects as: Wahhabism, Salafism, Scientology, Paganism in the Volga Region.

The main preventative measures against ethnic and religious threats, according to the respondents, are: strengthening of the fight against extremism on ethnic and religious grounds, state regulation of migration flows, efficient economic and social measures to eliminate the most pressing causes of ethnic and religious tensions.

POLUTIN Sergei Viktorovich, Doctor of Sociological Sciences, Full Professor, Head of the Department of Sociology, National Research Mordovia State University.

CHUSHKIN Anatoly Mikhailovich, Minister for Nationalities Policy of

the Republic of Mordovia.

На основе результатов социологического исследования, проведенного среди молодежи, оценивается их удовлетворенность различными сторонами личной и общественной жизни и уровнем справедливости в обществе.

Basing on the results of a survey conducted among young people, their satisfaction with various aspects of their personal and public life as well as with the level of fairness in the society is evaluated.