Е. У. Байдаров. Центральная Азия: проблемы и противоречия интеграции

Е. У. БАЙДАРОВ

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: ПРОБЛЕМЫ И ПРОТИВОРЕЧИЯ ИНТЕГРАЦИИ

БАЙДАРОВ Еркин Уланович, старший научный сотрудник Института философии и политологии Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан, кандидат философских наук (г. Алматы).

Ключевые слова: глобализация, регионализация, интеграция, регион, Центральная Азия, геополитика, культурно-цивилизационное пространство, экономика, политика, национальные интересы

Key words: globalisation, regionalisation, integration, region, Central Asia, geopolitics, cultural and civilisation space, economics, politics, national interests

В условиях глобализации развитие центральноазиатского социума характеризуется многократным усложнением его региональной структуры и расширением этнокультурных связей, а также возрастающей зависимостью от действий внешних факторов. При этом экономические, политические, социальные, этнические процессы центральноазиатского общества все теснее переплетаются и взаимодействуют между собой.

Глобализация связана с процессом модернизации и в известном смысле является ее продолжением. С одной стороны, характер и результаты модернизации определяют направление и становление глобального мира, с другой — глобализация вносит существенные коррективы в процессы модернизации. Однако глобализация — далеко не единственный путь социокультурного развития, и желание сохранить альтернативные формы эволюции проявляется в росте самостоятельности региональных и локальных (местных) культур. Глобализация невозможна без региональных систем, являющихся активными участниками этого процесса. В отличие от глобализации, истоки противоречия которой кроются в попытке объединить разновозрастные структуры в более сложную структуру — мировую цивилизацию, ре-гонализация — есть внутренняя интеграция для сохранения самостоятельности национальных рынков, этнокультурного своеобразия и т. д.1

Регионализация связана с формированием и эволюцией сложных, основанных не только на организации, но и самоорганизации территориальных общностей и их структур, начиная с субрегиональных подсистем национально-государственных комплексов и заканчивая суперрегиональными образованиями. Регион — кулътурно-цивилизационное понятие. Являясь относительно самостоятельным, он вовсе не самодостаточен как подсистема глобальной целостности, вне ее взаимосвязи и взаимообусловленности представляет собой просто территорию. Это обусловливает проблему способов межрегиональных взаимосвязей.

В начале XXI в. региональная интеграция становится отличительной чертой мирового развития. Многие страны объединены в региональные блоки, причем их сила несопоставима с возможностями отдельной страны, что усиливает роль социальных аспектов интеграции. В культурно-цивили-зационном отношении особого внимания заслуживает идея создания Союза Центральноазиатских Государств (СЦАГ). Она была выдвинута Президентом Республики Казахстан Н. А. Назарбаевым еще в 2005 г. и является по существу возрождением идеи туркестанского федерализма. Ее яркими представителями были лидеры национального движения М. Шокай, М. Бехбуди, Т. Рыскулов, А. Фитрат, С. Ходжанов и др. Историческая практика показывает, что туркестанская федерация, идея единства среднеазиатских народов, перспективна. Особенно это касается экономической интеграции.

Эта идея нашла поддержку у самых бедных на сегодня государств Центральной Азии — Кыргызстана и Таджикистана. Однако Президент Узбекистана И. А. Каримов, которого называют конкурентом Президента Казахстана в борьбе за роль неофициального лидера региона, категорично высказался против создания СЦАГ. Причем это было сделано узбекским лидером в Астане во время официального визита. Однако следует отметить, что роль региональных экономических связей в дальнейшем будет только усиливаться. Следовательно, с одной стороны, успех экономического регионализма должен укрепить сознание принадлежности к одной цивилизации, с другой — экономический регионализм может быть успешным тогда, когда он коренится в общности цивилизации2.

Если прежде принадлежность к иным цивилизациям признавалась вопросом различия, то сейчас она становится центральным звеном мировоззрения. При этом, как замечает А. И. Уткин, подлинными основами бытия ныне «оказываются цивилизационные основания, т. е. группирование не против страны X, не за страну Y, не вокруг Z, а вокруг фактов своей истории и географии, в нише своей культурно-исторической, цивилизационной общности»3. При этом важно отметить, что процесс глобализации, навязываемый Западом по своим образцам остальным цивилизациям, на рубеже тысячелетий столкнулся с ситуацией, когда эти цивилизации противопоставляют выработанные веками традиции, ментальные и геополитические коды, историко-культурную память, моральные и религиозные нормы и каноны. Именно с позиций этой целостности следует принимать сегодня глобальные решения всем государствам Центральной Азии, координировать и интегрировать свои усилия.

В эпоху глобализации среди преимуществ экономической интеграции государств центральноазиатского региона можно выделить рост масштабов производства; увеличение размеров рынка, что особенно важно для стран с малой емкостью национального рынка; повышение производительности труда вследствие возрастающей конкуренции между странами; обеспечение лучших условий труда; рост эффективности в результате распространения технологических, маркетинговых и управленческих ноу-хау; улучшение инфраструктуры. Все это в итоге должно содействовать экономическому росту и повышению уровня жизни населения4.

Сегодня страны региона относятся частично к индустриальным обществам, для которых характерен вторичный сектор экономики (промышленность, занимающаяся переработкой сырьевых ресурсов, а также включающая отрасль последующего изготовления различных товаров), частично — к доиндустриальным странам с первичным сектором экономики, для которых характерны отрасли, непосредственно производящие различные виды сырья и продукции, включая сельское хозяйство, горнодобывающую отрасль, рыболовство и т. п. При этом Центральная Азия — это один из самых обеспеченных в мире энергоресурсами регион. Так, согласно международным источникам, Казахстан по запасам нефти занимает 8-е место в мире (3,4 % мировых запасов нефти, или 39,62 блн барр.). На долю Туркменистана приходится более 4 % (4,3 %) мировых запасов газа5. По добыче угля региону принадлежит 10-е место в мире, он лидирует по запасам черных и редких металлов, а по добыче более 30-ти из них находится на 1—20-й позиции. По совокупному производству золота (Узбекистан — 90 т, Кыргызстан — 24 т, Казахстан — 18,9 т) регион занимает 9-е место6.

Вполне естественно, что регион, богатый нефтью, газом и цветными металлами, а также расположенный на значительной территории между такими крупными лидерами, как Россия, Китай и исламский мир, привлекает внимание основных игроков мировой политики и экономики. Для эффективного противодействия издержкам глобализации страны Центральной Азии должны, на наш взгляд, усилить кооперацию в рамках региональной интеграции, чтобы не остаться на периферии мировых экономических процессов в качестве сырьевой базы. Фактически речь идет о выживании стран региона и их становлении как самостоятельных экономических и политических игроков. Кроме того, следует помнить о влиянии мирового финансового кризиса, который может ускорить процесс появления новых центров экономического роста. Не стоит забывать и о том, что в регионе есть очень много проблем, которые невозможно решить в одиночку (начиная с проблем с водой и заканчивая проблемами с миграцией). Без общих усилий они приобретают латентную форму и в будущем приведут к серьезным последствиям.

XXI в. как век глобализации и интеллектуального развития должен стать эпохой пробуждения и становления новой Центральной Азии, уважаемой и признаваемой мировым сообществом. Иными словами, это должен быть регион высокой культуры и цивилизации, где культурно-цивили-ционное обновление государств должно стать приоритетным в его развитии. Однако сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что уровень социальной защищенности, показатели здоровья, а также уровень жизни, образования, культурного развития населения, преступности и охраны окружающей среды в Центральной Азии остаются одними из худших в мире. Так, согласно Докладу ООН о развитии человека в 2010 г., только Казахстан оказался в списке стран с высоким уровнем развития — 66-е место, в то время как Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан входят

в список стран с самым низким уровнем развития человеческого потенциала, занимая, соответственно, 102-е, 109-е и 112-е места между Микронезией (103), Гайаной (104), Нимибией (105), Гондурасом (106), Индонезией (108), ЮАР (110) и Сирией (111). Богатый газом Туркменистан занял в этом списке 87-е место. Кроме того, Казахстан оказался на 50-м месте среди 110 стран мира в рейтинге национального благосостояния Legatum Prosperity Index Исследовательского института международной инвестиционной группы Legatum7, что свидетельствует о лидерстве Казахстана в регионе.

Следует признать, что в современной Центральной Азии, несмотря на значительный человеческий и природный потенциал, накапливаются серьезные проблемы. Ресурс относительно стабильного развития без проведения продуманных социальных реформ может постепенно исчерпаться. Негативное влияние существующих в государствах региона проблем экстремизма, наркобизнеса, нелегальной миграции в другие страны вызывает серьезную обеспокоенность всего мирового сообщества и требует скоординированной политики государств региона, а для этого необходимо дальнейшее углубление регионального и международного сотрудничества. Очевидно, что политическая, экономическая и экосо-циокультурная интеграция жизненно необходима странам региона. Однако в отличие от потенциальных возможностей интеграции ее реальные возможности в настоящее время, к сожалению, невелики, поскольку превалируют узконациональные интересы стран региона, а разнонаправленность и неадекватность экономических преобразований пока в большей мере обусловливают дезинтеграцию8.

В связи с этим взаимоотношения между некоторыми государствами региона (Казахстаном и Узбекистаном, Узбекистаном и Таджикистаном) правильнее было бы охарактеризовать относительно напряженными, чем братскими, дружественными, партнерскими. Однако в последнее годы именно под влиянием вышеназванных глобализационных процессов разрабатываются модели, варианты их интеграционного развития. Заинтересованность государств региона в скоординированных действиях объективна, ибо в регионе много проблем, одинаково актуальных и значимых для каждого государства в отдельности и для всех вместе взятых. С учетом этого тенденция к сближению государств региона по многим позициям за последние годы становится очевидной. Многообразие подходов к формам установления партнерских отношений не является препятствием к осознанию странами Центральной Азии важности упрочения взаимосвязей, от чего во многом зависит будущее развитие региона в целом. Сегодня это приобретает вид различных двухсторонних, многосторонних договоров о совместных действиях в политической, экономической, культурной и других сферах, хотя реальная отдача от них пока отнюдь не велика.

Существующие на пути улучшения нормализации этих отношений барьеры отчасти связаны со сложными процессами геополитического культурно-цивилизационного самоопределения государств региона. Точки зрения стран региона к интеграционным процессам лежат в разных плоскостях. Это часто проявляется в противопоставлении социо-творческих преимуществ номадической и оседлой культур, «подпитывающем» чувство недоброжелательности, часто испытываемое населением стран друг к другу, что ведет к усилению тенденции взаимного отчуждения у народов региона. Следует отметить, что поощрение такого опыта некоторыми идеологами стран региона на фоне происходящего в мире стремления к сближению позиции по важным вопросам взаимного сотрудничества выглядит парадоксальным и непрагматичным. Вместо идеи единой цивилизационной общности в отдельных государствах одерживает верх при-мордиалистский подход, когда оспаривается право другого не только на возможность доступа к общему культурному наследию, но и на их экзистенцию. Распространение такой мифологической волны примордиалистского национализма на этом пространстве, где всегда чувствовалось преобладание эмоционального мышления над рациональным, волей-неволей мешает отдаче приоритета диалоговому характеру взаимодействия культур населяющих его народов.

Наблюдаемое в последние годы сужение поля интерпретации социумом символов некогда бытовавшей культурно-цивилизационной общности требует усиления активной роли одной из стран региона в поиске и выработке согласованных действий в решении указанных проблем. Такую миссию на себя, на наш взгляд, мог бы взять Казахстан как наиболее интегрированная в мировую экономику страна региона. Но при этом сближение позиции государств региона в решении

общих проблем будет зависеть от перспективы сближения позиции не только великих держав, конкурирующих за расширение зоны своего влияния в регионе, но и готовности стран региона безболезненно воспринимать лидирующую роль более развитой страны. Противоречия, возникающие при взаимодействии стран, отводят в сторону приоритетность решения стоящих перед ними проблем. Разногласия возникают при решении «пограничных» проблем, выработке механизмов сотрудничества в областях культуры и образования, экономики, политики и т. д. Причины этих разногласий и противоречий видятся не только в личных амбициях лидеров, но и различном уровне экономического развития стран региона. Однако в более широком контексте эти причины не являются определяющими по сравнению со все более усиливающейся фрагментацией политического пространства региона в результате скрытого столкновения разных геополитических интересов9.

Несмотря на политические границы, отделяющие страны центральноазиатского региона, народы живут в одном куль-турно-цивилизационном пространстве, имеют общие традиции, культуру, религию и историю. Естественно, разделить такое наследие невозможно. Это достояние принадлежит всему населению данного культурно-цивилизационого пространства. Понимание этого должно направить государства региона к новым идеям в отношении региональной интеграции для расширения их представления о ее возможностях.

Социально-философский и политологический анализ региональной интеграции государств Центральной Азии в эпоху глобализации актуален еще и потому, что может склонить страны региона к достижению наибольшего взаимопонимания и координации усилий для определения оптимальных механизмов интеграции, что в условиях глобализации является важным фактором в укреплении культурной безопасности и противостоянии вызовам и силам, стремящимся утвердить в сознании людей чуждые им взгляды и культурно-циви-лизационные ценности.

В сложившихся условиях добиться интеграции невозможно. Даже интеграция Европейского союза проходила эволюционным путем в течение полувека. По мнению казахстанского политолога Д. Сатпаева, существуют две причины, которые мешают этому. 

Во-первых, это разные модели экономического и политического развития, несмотря на то что страны региона все авторитарны. Но у этих государств разные уровни авторитаризма и открытости к внешнему миру. Если, например, Казахстан, одна из первых стран Центральной Азии, пострадал от кризиса, потому что активно влился в международное экономическое пространство, то Узбекистан и Туркменистан почти не пострадали, потому что их экономика была больше изолирована от внешних факторов. Страны региона также имеют разные темпы, уровни экономического развития и экономические модели. Их сейчас трудно совместить. Внешнюю политику этих авторитарных государств определяют только главы государств. Высокий уровень субъективизма, личные симпатии и антипатии мешают лидерам государств решать проблемы, от которых страдает население их стран (например, проблемы воды и энергетики). Когда Узбекистан заявил о том, что выходит из единой энергетической системы, то это вызвало большой резонанс в Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане. Но через 10—15 лет, хотят они этого или нет, странам региона придется решать проблему водоснабжения. Это можно сделать только при взаимодействии стран Центральной Азии в рамках кооперации.

Во-вторых, Казахстан как инициатор интеграции постепенно начинает охладевать к идее создания СЦАГ, больше делая акцент на развитие таможенного союза с Россией и Белоруссией, который с 1 января 2010 г. стал функционировать официально. Переориентация от Центральной Азии к Белоруссии и России, в сторону ЕврАзЭс, показывает, что он начинает немного разочаровываться, в том числе и в региональных перспективах10.

Если же вести речь о перспективах взаимодействия, то Д. Сатпаев выделяет несколько этапов, которые в идеале могли бы привести к созданию не интеграционного объединения, а хотя бы основы для кооперационного взаимодействия, а в перспективе и интеграционной.

1. Наличие политической воли. Без нее ни один проект не может быть реализован. Это значит, что все правящие элиты в странах Центральной Азии перспективы развития своих стран должны связывать с перспективой развития региона в целом. Политическая воля предполагает взаимное уважение друг к другу и определенное равноправие.

2. Приграничная торговля во многом означает открытое взаимодействие (открытие границ, создание приграничных зон торговли, свободных экономических зон и т. д.). Она будет стимулировать развитие регионов, их различные сферы. Создание единого таможенного пространства позволит в какой-то степени унифицировать таможенное законодательство и создать благоприятные условия для перемещения товаров в рамках Центральной Азии.

3. Создание единого таможенного пространства вполне реально, но для этого необходимо уйти от однобокой экономической развитости государств региона (почти все страны Центральной Азии — сырьевые государства).

4. В далекой перспективе ожидается последний этап — создание единого экономического пространства, когда необходимо будет создавать наднациональный орган, которому передоверялась бы часть экономического суверенитета. Наличие такого органа предполагает, что в его рамках все государства могли бы иметь равное количество голосов. Говорить же о создании политического союза не стоит, так как даже в долгосрочной перспективе о политическом единстве речи быть не может. Начать следует с экономики, так как в мировой практике нет ни одного удачного примера региональных объединений, которые бы базировались на слабых экономических проектах. Если государства Центральной Азии не смогут решить проблемы своего региона, то они по-прежнему будут напоминать бильярдные шары, которыми играют более крупные и конкурентоспособные страны11.

Однако нельзя упускать из внимания тот факт, что любой интеграционный процесс может натолкнуться на дилемму, возникающую между экономикой и геополитикой: если первая стремится к интеграции национальных экономических систем и стратегий, то вторая начинает деформировать интеграционные процессы, имея различные притязания (этнонациональные, территориальные и др.), которые не вписываются в нормы стабильного и поступательного исто-рико-экономического процесса. Результатом столкновения геополитических интересов становятся истощение политических ресурсов и возникновение конфликтных зон, что мы наблюдаем сегодня в Центральной Азии.

Таким образом, региональная интеграция — это не только безальтернативный путь к стабильности, прогрессу, экономической и военно-политической безопасности, но и к укреплению авторитета Центральной Азии в мировом сообществе. Развитие интеграции на региональном уровне становится одним из важных путей преодоления глобального кризиса. Поэтому стоит согласиться с тезисом «альтернативы интеграции нет»12.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Астафьева О.Н. Культурно-цивилизационные грани глобализации // Глобализация: учебник / под общ. ред. В.А. Михайлова, В.С. Буянова. М.: Изд-во РАГС, 2008. С. 179.

2 См.: Xантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. С. 21—24.

3 Уткин А.И. Атлантический и иные миры: цивилизационные барьеры // США и Европа: перспективы взаимоотношений на рубеже веков / под ред. А.И. Уткина. М., 2000. С. 173.

4 См.: Тукумов Е. Интеграция: альтернативы нет // Central Asian Мonitor. Общественно-политическая газета. 2010. № 24. 25 июня — 1 июля.

5 См.: BP Statistical Review of Word Energy. L., 2009. Р. 251.

6 См.: Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека. 20-е, юбилейное издание. М.: Весь Мир, 2010. С. 312.

7 См.: Казахстан поднялся на 50-е место в рейтинге национального благосостояния Legatum // ИА Новости-Казахстан. URL: http://newskaz.ru/ economy/20110125/1079112.html (дата обращения: 25.01.2011).

8 См.: Чэнь Циминь. Центральная Азия: политические процессы и региональная безопасность. Алматы, 2002. 172 с.

9 См.: Идиев X. Плюральное социокультурное пространство в странах Центральноазиатского региона и перспективы их диалогового взаимодействия // Роль историко-культурного наследия в диалоге цивилизаций. Алматы: Ин-т культурной политики и искусствознания, 2009. С. 66.

10 См.: Султан Xак-Аккуыулы. Лидеры Центральной Азии уже почти 20 лет говорят об интеграции, которой нет // Радио «Азаттык». URL: htpp:/azattyq.org/authour/19067 (дата обращения: 22.01.2010).

11 Там же.

12 Тукумов Е. Интеграция: альтернативы нет ...

Поступила 22.02.11.