В. И. Добрынина, А. С. Ляховец. Города современной России: урбанизационный подход

В И ДОБРЫНИНА,  А. С. ЛЯХОВЕЦ 

ГОРОДА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИУРБАНИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД

ДОБРЫНИНА Валентина Ивановна, профессор кафедры бизнеса и управленче^их стратегий Института бизнеса и делового администрирования, доктор философских наук (г. Москва).

ЛЯХОВЕЦ Анна Семеновна, доцент кафедры социальной работы Российского государственного социального университета (филиал в г. Ивантеевке Московской области), кандидат социологических наук.

Ключевые слова: город, мегаполис, урбанизация, мигранты, коренное население, адаптация, ценностные ориентации, культурные традиции, образ жизни

Key words: town, mega polis, urbanisation, migrants, native population, adaptation, axiological orientations, cultural traditions, way of life

Для адекватного понимания происходящих в современной России процессов и событий необходимо исходить из методологической посылки, что Россия всегда представляла собой неотъемлемую часть мирового сообщества, являясь во все исторические периоды специфической частью человечества, одинаково открытой Востоку и Западу и реализующей свою, автохтонную и полиэтничную, культуру континента1. Все массовые процессы современности в той или иной мере происходят в России, которая в настоящее время рассматривается большинством исследователей как трансформирующееся общество и одновременно общество риска, в котором все массовые процессы происходят достаточно хаотично и случайно, так как детерминированы множеством разнообразных факторов2.

Одним из наиболее массовых процессов современности, характеризующих все страны и народы, является процесс тотальной урбанизации. Международные организации, работающие под эгидой ООН, отмечают, что с начала 2005 г. половина населения Земли уже живет в городах, численность городского населения в течение ближайших десятилетий будет возрастать преимущественно за счет миграции населения из трудоизбыточных регионов и «классической» внутренней миграции населения из деревни в город. Для высокоразвитых стран мира (США и Западная Европа) характерны процессы внешней миграции из всех стран мира. Во многих других государствах, в том числе и в России, происходят процессы пополнения численности населения городов за счет как внешних, так и внутренних миграционных потоков.

Урбанизация в полной мере характеризует российское общество. В течение XX в. для России был характерен переход к городской модели расселения. За сравнительно короткий исторический период большинство населения России стало городским, в то время как на протяжении многих веков в России преобладала деревенская, преимущественно крестьянская, модель расселения, характерная для традиционного общества с патриархальными отношениями, в которых семья выступает не только кровнородственным социальным институтом, но и определенной хозяйственной ячейкой общества.

Накануне Октябрьской революции горожанами были не более 12 % населения Российской империи, а за годы советской власти численность горожан в РСФСР увеличилась до 72 %, что привело к появлению сложных социокультурных проблем, связанных с процессами адаптации мигрантов и усиливающейся маргинализацией населения, вызванной быстрыми темпами урбанизации СССР3.

Переход к городской модели расселения существенным образом изменил не только материально-технический и экономический базис общества, но и вызвал радикальные перемены в образе жизни людей, переселившихся из деревни в город. Этот переезд изменил их культурные традиции, интересы и потребности, ценностные ориентации, нормы и стандарты поведения. Изменились не только формы и способы жизнедеятельности, но и духовная культура новых горожан.

Урбанизационные процессы в советский период шли разными путями. Во-первых, существенно трансформировалась социальная структура крупных городов бывшей Российской империи. Многие из них стали промышленными центрами, в которых создавались не только промышленные предприятия, но и появлялись образцовые «соцгородки» и районы новой застройки, ориентированные на «новый быт» и образ жизни, максимально свободный от «тяжкого наследия прошлого» и приобщающий женщин-трудящихся к работе на фабриках и заводах, а не к отупляющей «семейной каторге». Рост городского населения в крупных городах создавал большие трудности с обеспечением жильем вновь прибывших и на многие десятилетия обрекал мигрантов первого поколения на жизнь в общежитиях, коммунальных квартирах, перенаселенных и необеспеченных бытовыми удобствами домах4.

Поэтому показательно то, что накануне перестройки (1985—1991 гг.) 15 % взрослого экономически активного населения города проживали в общежитиях и более 50 % — в коммуналках, бараках и малогабаритных квартирах ко-ридорно-казарменного типа, а не в отдельных квартирах, имеющих весь набор современного бытового комфорта, что заставляло специалистов по урбанизации делать неутешительный вывод о недоурбанизированности российских городов по ряду показателей5.

Вторым видом урбанизации страны являлась модель нового социалистического города, возникшего вместе с новым индустриальным производством практически на пустом месте. Это были города, обслуживающие нужды производства. Именно потребности производства определяли качественную специфику «социалки», комплекс образовательных учреждений и их профиль, систему здравоохранения, деятельность учреждений культуры. Другими словами, основой жизнедеятельности города становилось градообразующее предприятие, чаще всего относящееся к военно-промышленному комплексу6.

Особенно очевидными эти процессы градостроительства были характерны для городов-новостроек, возникавших там, где создавались индустриальные гиганты. Достаточно вспомнить Магнитогорск, Норильск, Комсомольск-на-Амуре, а в более позднее время — Тынду, Набережные Челны, Ноябрьск. Кроме образцово-показательных «соцгородков», немалая часть населения этих городов ютилась в бараках и времянках, «балках» и утепленных кузовах машин, где велась работа «вахтовым методом», так как многим советским экономистам казалось нерентабельным создавать города со всеми удобствами и развитой городской инфраструктурой, особенно в районах добычи полезных ископаемых, проявляя беспокойство не о жителях города, а о том, что такой город окажется «экономически невыгодным» через 20—30 лет. Подобный тип монопрофильных городов в условиях деиндустриализации страны, дополненной особенностями новейшего финансово-экономического кризиса, особенно наглядно проявил негативные особенности, характерные для этого вида поселений.

Особой моделью советских городов накануне перестройки можно считать города-наукограды. Достаточно часто они возникали на базе старинных малых городов или деревень, сравнительно недалеко расположенных от крупных центров, но все-таки за городской чертой, вдали от соблазнов большого города. Так появились Академгородок рядом с Новосибирском, Обнинск, Дубна и многие другие наукоцентры вокруг Москвы. Нередко радикальные преобразования касались старых городов России. На их базе возникали научно-технические или военно-технические центры. Это Пущино, Серпухов, Черноголовка, Плисецк и другие малые города, получившие «второе рождение». Максимальная индустриализация страны за годы советской власти и строительство больших городов привели к тому, что накануне перестройки отечественные специалисты по урбанистике по-новому стали рассматривать малый город в масштабах всероссийских городских поселений.

В разгар перестройки, по данным последней Всесоюзной переписи населения СССР в 1989 г., общее количество городов в РСФСР составляло 999, из них городов-миллионеров было всего 8 (что составляло 0,8 % от их общего количества). Больших городов с населением свыше 100 тыс. жителей было 152 (чуть более 15 %), а средних (с населением до 100 тыс. чел.) — 138 (13,8 %). Большинство городов (709, или 70,9 %) составляли малые города с населением до 50 тыс. чел. Характерно, что в них жили всего 17 % населения, в то время как в мегаполисах и больших городах проживало более 70 % (из них в мегаполисах — свыше 26 %)7.

В современной урбанистике считается очевидным, что концентрация населения в больших городах и мегаполисах является значимым социальным индикатором, выявляющим общий среднестатистический и отнюдь не достаточный уровень материального достатка большинства населения, покидающего родные места в надежде найти работу в городе. Численность и процветание малых городов являются свидетельством роста среднего класса — базисной основы и оплота постиндустриального общества, или общества потребления.

По официальным данным за 2008 г., в России проживали 142 млн чел., 103,77 млн чел. из них были горожанами, причем 25 млн чел. проживали в 11 городах-мегаполисах с населением более 1 млн чел., и еще около 40 млн чел. — в городах с населением от 250 тыс. до 1 млн чел. Такие города также в полной мере являются «джунглями цивилизации», где выживает сильнейший, о чем беспристрастно сообщает статистика девиантного и делинквентного поведения населения городов8.

Годы перестройки, связанные с системным кризисом и радикальными изменениями во всех сферах жизни российского общества, существенным образом сказались на общей численности городского населения, которого становится меньше, несмотря на внутреннюю миграцию. Этот парадокс объясняется тем, что большая часть городского населения относится к старшим возрастным группам, и физические потери старших возрастов не компенсируются ни рождаемостью, ни внутренними мигрантами. Например, население Санкт-Петербурга с 1990 по 2008 г. сократилось почти на 0,5 млн чел.

Малых городов русской провинции, в которой сохранялись лучшие традиции и нормы русской духовной культуры и отечественной ментальности, далекой от суетной жизни в столицах и тем более «в заграницах», становится все меньше. Анализ статистических источников свидетельствует о том, что за 1989—2008 гг. количество малых городов, население которых составляет не более 5 тыс. чел., сократилось почти вдвое, городов с населением до 10 тыс. жителей — на 20 %, городов с населением до 100 тыс. жителей — на 10 %9.

Анализ результатов эмпирических исследований социальной структуры современного российского общества позволяет представить его в виде пирамиды, вершиной которой являются элита, составляющая 0,5 % от общей численности населения, и 4—5 % — субэлиты. Примерно 20—25 % можно отнести к среднему классу. В основании этой пирамиды лежат нижние слои, граница между которыми весьма условна и подвижна, однако она определяется беспрецедентно высоким уровнем дифференциации доходов и стремительно усиливающимся имущественным расслоением.

Происходит и переоценка ценностей большого и малого города, связанная с трудовой занятостью, условиями труда, заработной платой, жилищными условиями, транспортом, местами рекреации, другими нормами и ценностями, определяющими образ жизни россиянина, живущего в большом или малом городе. Эти различия весьма существенны. Одна из значимых особенностей малых городов России, качественно отличающих их от европейских, — продолжающаяся веками недоурбанизированность, проявляющаяся в качестве твердого покрытия городских магистралей, централизованного газоснабжения и зачастую отсутствия централизованного водоснабжения. Нередко малые города пересекаются с железнодорожными путями или автомагистралями, что существенно осложняет их экологию.

Реализация лозунга 70-х гг. «экономика должна быть экономной», помноженная на современные российские рыночные отношения, привела к свертыванию, особенно в малых городах, и без того весьма малоразвитой социальной сферы (клубов, библиотек, дворцов спорта и культуры), а повсеместное снижение рождаемости привело к существенному сокращению малокомплектных школ, отъезду из малых городов семей с детьми школьного возраста.

Молодое поколение покидает свою малую родину и пополняет ряды трудоизбыточного населения страны, стихийно формируя потоки внутренних мигрантов и делая невозможным возрождение социально-экономической жизни большинства малых городов современной России, потому что детей и подростков, которые ранее составляли основу населения малых городов, в настоящее время в стране меньше, чем в 1990 г., на 13,61 млн чел.10

Малый город выступал мощным фактором социализации, транслирующим подрастающему поколению принятые нормы общения и культурные традиции, принципы социального контроля за каждым человеком как члена малого, но твердого в своих принципах городского сообщества, в котором не было существенных резких социальных контрастов, «чужаков» с другими культурными установками и нормами поведения. Другой существенно значимой проблемой современных малых городов является обветшавшее жилищно-коммунальное хозяйство, не говоря уже об удовлетворении потребностей и интересов горожан в жилье, отвечающем современным представлениям об уровне комфорта. Принудительная приватизация большинства квартир, находящихся в государственной, муниципальной или ведомственной собственности, не дает гарантий по улучшению жилищных условий, но плата за жилье в приватизированных квартирах повсеместно и ежегодно увеличивается. Кроме того, в малых городах нет масштабного жилищного строительства, а «средние» по России цены на жилье, как и ипотека, сообразуются с желаниями банков и строительных кампаний получить как можно больше прибыли, а не с реальными материальными возможностями жителей городов. Такое же необузданное стремление к получению прибыли характеризует и другие организации, в той или иной степени связанные с ЖКХ.

Повседневная жизнь в современном российском, особенно малом, городе делает каждого горожанина универсальной личностью в том смысле, что на его плечах лежит забота о жилище, тепле в доме. Он помнит о том, что возможны любые перебои и не только со свежими овощами или фруктами, но даже с хлебом, солью, спичками и другими незамысловатыми товарами повседневного спроса, не говоря о приобретающих характер катастрофах местного масштаба, перебоях со светом, газом или водоснабжением и канализацией.

Среднестатистический «коренной» житель российского города (немаргинал или мигрант первого поколения) трудолюбив, терпелив и усерден. Таких жителей сравнительно немного (их примерно от 30 до 50 % от общего числа горожан), но они составляют неотъемлемый элемент главного богатства страны, ядро ее человеческого капитала, беречь и развивать который призваны все структуры власти.

Демографическая ситуация в современной России такова, что в ближайшие десятилетия будет продолжать сокращаться население страны. В связи с этим все усилия российского общества необходимо будет направить на максимально возможное возрастание стоимости человеческого капитала, подрастающих поколений, воспитание, образование и обучение которых становится главной проблемой для всех стран и народов, заинтересованных в своем процветании и устойчивом развитии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. М.: Алгоритм, 2003. 541 с.

2 См.: Ахиезер А.С. Россия: критика исторического опыта: социокультурная динамика России. От прошлого к будущему. Новосибирск: Сиб. хронограф, 1997. Т. 1. 804 с.

3 См.: Город как социокультурное явление исторического процесса: сб. ст. / Рос АН, науч. совет по комплексной проблеме «История мировой культуры». М.: Наука, 1995. 351 с.

4 См.: Яновский В.В. Город как система и объект управления: введение в проблемы управления городским хозяйством периода реформ: учеб.-метод. пособие. СПб.: Сев.-Зап. акад. гос. службы, 1995. 163 с.

5 См.: Могилевский Р.С. Проблемы качества жизни крупного города (опыт социологического исследования) / под ред. П.Н. Лебедева. Л.: Изд-во ЛГУ, 1987. 141 с.

6 См.: Монопрофильные города и градообразующие предприятия: обзорный доклад / под ред. И.В. Липсица. М.: Издат. дом «Хроникер», 2000. 256 с.

7 Российский статистический ежегодник. Официальное издание. М.: Росстат, 2008. С. 89, 100—102.

8 Там же.

9 Там же.

10 Рассчитано авторами по: Российский статистический ежегодник ...С. 100—102.

Поступила 21.01.11.