О. Ю. Осипова. Профессиональные компетенции, ценности и социальный статус молодых ученых региона

О. Ю. ОСИПОВА

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ КОМПЕТЕНЦИИ, ЦЕННОСТИ И СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ РЕГИОНА1

ОСИПОВА Ольга Юрьевна, аспирант кафедры социологии Мордовского государственного университета.

Ключевые слова: молодые ученые, ценностные ориентации, профессиональные компетенции, социальный статус, маргинализация статуса

Key words: young scientists, axiological orientations, professional competences, social status, status marginalisation

В условиях развития постиндустриального общества показателем конкурентоспособности современного государства становится уровень состояния его научно-технического потенциала. В настоящее время все сферы современного общества напрямую зависят от развития науки, поэтому научно-технические инновации являются не только необходимым, но и главным условием прогресса любого вида человеческой деятельности. Однако в результате социально-экономических преобразований большинство общественных институтов, в том числе институт высшего профессионального образования и науки, оказалось в состоянии глубокого системного кризиса. В результате сокращения государственного финансирования этих сфер произошло существенное снижение всех составляющих научно-технологического потенциала (финансовое, материально-техническое), в связи с этим проблема воспроизводства кадрового потенциала науки и образования приобрела острый характер.

Кризисное состояние научной сферы страны обусловило ее отставание от ведущих стран в разработке и внедрении наукоемких технологий, негативно отразилось на экспорте наукоемкой продукции на мировой рынок, доля России в котором в настоящее время составляет лишь 0,3 %, высокотехнологичной продукции — 2 %. В этом отношении Россия уступает не только развитым европейским странам и США, но и быстро развивающимся (Китай и Южная Корея). Кроме того, вследствие сокращения затрат на исследования и разработки число занятых в российской науке сократилось на 28 % и составило 761,3 тыс. чел. Примерно в той же пропорции уменьшилось число исследователей — до 375,8 тыс. чел., тогда как число персонала, выполняющего научные исследования в Германии, увеличилось на 8 %, в Великобритании — на 21 %, в Корее — на 77 %, в США — на 38 %2.

Низкая степень участия России в международном научно-технологическом обмене обусловлена не только кризисной социально-экономической ситуацией, которую обостряет отсутствие адекватной научно-технической политики и эффективных механизмов государственного регулирования сферы науки и инноваций, но и нехваткой высококвалифицированных кадров нового поколения, самостоятельных в мышлении, обладающих высоким лидерским потенциалом, высокомотивированных на творчество и инновации.

Молодежь представляет собой значимый ресурс развития общества, поскольку она быстрее адаптируется к изменениям внешней среды и осваивает высокотехнологичные области экономики и производства, а также более мобильна и социально активна, чем старшие поколения. Это обусловлено тем, что в силу объективных причин молодежь представляет собой не жестко структурированную группу с устоявшейся нормативно-ценностной структурой, а «мягкую» структуру, характеризующуюся неполнотой социального статуса входящих в нее индивидов и переходным состоянием возрастной фазы молодости. Эта структура более динамична и восприимчива к внешним социальным влияниям и может гибко изменяться под влиянием условий внешней среды. Однако в условиях перманентных социально-экономических преобразований, которыми характеризуется современный этап развития российского общества, эволюция этой социально-демографической группы носит нелинейный и крайне противоречивый характер. Усиливаются сегрегационные процессы, происходит социальное расслоение внутри группы, в связи с чем появляются подгруппы молодежи с разными социальными установками и жизненными стратегиями3. В связи с этим особенно актуальными становятся изучение особенностей, роли и места различных слоев молодежи в модернизации российской экономики, а также разработка научного подхода к решению молодежных проблем, формирование и реализация государственной социальной и молодежной политики. Одной из таких специфических социально-профессиональных групп является молодежь, занятая в сфере образования и науки. С одной стороны, свойства и признаки этой группы отражают тенденции развития молодежи в целом, с другой — профессионального сообщества, занимающегося интеллектуальной деятельностью (научной и научно-педагогической).

Как правило, для изучения какого-либо профессионального слоя или группы социологи традиционно опираются на деятельностный, личностно-квалификационный и стратификационный подходы. На наш взгляд, одним из важнейших направлений изучения профессиональных групп является социально-структурный подход, согласно которому социально-профессиональная структура представляет собой часть социальной структуры общества. Этот подход предполагает анализ не только профессиональных, но и социально-профессиональных характеристик научных сообществ, включающих изучение механизмов их мобильности, статусных характеристик и такого важного фактора в воспроизводстве интеллектуальных слоев общества, как современные знания. Он был выбран нами в качестве теоретико-методологической основы изучения социального положения молодых ученых.

В 2010 г. нами было проведено социологическое исследование «Социальный статус молодого ученого в регионе». Сбор первичной информации осуществлялся методом анкетного опроса среди молодых ученых Республики Мордовия (аспирантов, молодых преподавателей с ученой степенью кандидата наук и без нее). Выборочная совокупность составила 392 чел. с погрешностью измерения или доверительным интервалом + 5 % и доверительной вероятностью 0,95. Использовалась количественная методика комплексного квотного отбора. В качестве квотируемых признаков генеральной совокупности принимались возраст, специальность, место обучения, преподавательская деятельность и научный статус.

В связи с этим следует интерпретировать рассматриваемую группу молодых ученых как социальную группу, выделяемую на основе возрастных признаков (от 22 до 35 лет), характера профессиональной деятельности (научно-исследовательская или научно-педагогическая), типичного социального поведения, социальных практик в профессиональной деятельности и т. д. В структуре исследуемой группы можно выделить несколько подгрупп: молодые ученые, получающие послевузовское образование (аспиранты дневного и заочного отделений, соискатели); молодые преподаватели с ученой степенью кандидата наук и без таковой.

В целом результаты исследования показывают, что группа молодых ученых достаточно однородна по образу жизни, досуговой практике, ценностным ориентациям и т. д. В области социальных установок у молодых ученых наблюдаются стремление к творчеству и карьерному росту, высокое чувство ответственности, желание совершенствовать свои знания и навыки, достижительная мотивация.

Безусловно, социальный статус молодого ученого как представителя профессии, связанной с интеллектуальным трудом, во многом определяется объемом и качеством специальных знаний, уровнем социальной компетентности. Согласно полученным данным, молодые ученые высоко оценивают субъективный личностный и творческий потенциал. Однако недостаточная профессиональная подготовка и квалификация (13,7 %), отсутствие необходимого опыта участия в научных и инновационных проектах (54,9 %), знаний в области научного менеджмента, коммерциализации результатов научного труда (47,1 %), а также отсутствие опыта руководства и организации научных групп для проведения исследований (84,1 %) негативно влияют на развитие личностного и интеллектуального потенциала, навыков лидерства. Невысокий уровень развития лидерских и предпринимательских навыков замедляет процесс внедрения имеющихся изобретений, новшеств, ноу-хау и, как следствие, может привести к потере не только отдельных научно-технических разработок, но и создать невозможность активного участия молодежи в реструктуризации общественного производства4. Воспитание у молодежи лидерских качеств — длительный социально-психологический процесс, требующий создания социальной среды и формирования активной позиции на ранних курсах обучения в вузе, включения молодежи в различные формы научно-исследовательской деятельности, в том числе в групповые проектные разработки и научные программы.

Изучая ценностные ориентации молодых ученых, можно сделать вывод об устойчивости структуры духовных ценностей в сознании молодежи. В этой структуре достаточно важное место занимают ценности материального благополучия, причем индивидуальные ценности нередко преобладают над социально значимыми. Четыре ключевые позиции сохраняют приоритет в оценках молодыми учеными показателей жизненного успеха: материальное благополучие, интересная работа, удачный брак, карьерный рост. Среди важнейших ценностей, которые молодые ученые выделили наиболее значимыми в настоящее время, следует назвать хорошее здоровье (87,9 %) и гармонию в семье (83,4 %). Кроме того, высокие позиции в иерархии ценностей молодых ученых занимают достижение высоких результатов через труд и самоотдачу (38,6 %), творческая деятельность (31,9 %) и активная жизненная позиция (27,6 %). Таким образом, можно отметить высокую степень ориентации молодых ученых на достижение материального благополучия, карьерный рост через свой интеллектуальный потенциал, труд и самоотдачу.

Однако главные мотивационные факторы научно-исследовательской деятельности — интерес к научной деятельности, творческий характер труда, возможность реализации своего интеллектуального потенциала, т. е. мотивы, привлекающие молодежь в науку, по-прежнему вовсе не связаны с получением дохода. Исследовательская и научно-педагогическая деятельность воспринимается молодыми учеными как ресурс саморазвития и для большей части опрошенных представляет собой единственную возможность профессиональной самореализации. С другой стороны, достижение высоких результатов в процессе упорного труда, который предполагает научная деятельность, для молодежи утрачивает свою ценность, поскольку не позволяет инвестировать культурный капитал в материальный. В связи с этим треть молодых ученых (33,6 %) планирует сменить профессиональную сферу деятельности и, следовательно, покинуть высшую школу в будущем. К ним, как правило, относятся аспиранты и молодые преподаватели (60,7 и 10,7 % соответственно).

Молодые ученые находятся в таком возрастном диапазоне, когда большинство их представителей создает семьи, занимается воспитанием детей. Однако, как показывают результаты исследования, состоят в браке менее половины опрошенных (45,4 %), среди них 47,7 % — кандидаты наук, 22,7 % — аспиранты, 6,4 % — молодые преподаватели. Значительно отложено не только создание семьи, но и рождение детей: лишь у 37,2 % респондентов есть дети. На низкую репродуктивную активность молодежи, занятой в сфере науки, могут влиять нежелание иметь детей в связи с обучением в аспирантуре (докторантуре) и отсутствием перспективной работы по специальности, низкий материальный доход, отсутствие собственного жилья, т. е. невысокий экономический капитал.

Результаты исследования подтверждают, что социальное положение молодых ученых по сравнению с другими группами населения в регионе находится на сравнительно невысоком уровне. Это связано со спецификой профессиональной деятельности молодежи в сфере образования и науки, которая в последнее время стала малооплачиваемой, а также обострением ряда социальных проблем, таких как отсутствие нормальных жилищных условий (лишь у 35,7 % респондентов есть собственное жилье), возможности творческой самореализации, закрепления молодого ученого в вузе и его карьерного роста, а также ограниченный доступ к управлению человеческими ресурсами. Низкий социальный статус молодых ученых негативно отражается на их социальном самочувствии, профессиональных возможностях и планах, отдаляет защиту диссертации и создание семьи, «упрощает» досуговые практики. Самой социально уязвимой частью молодых ученых являются молодые преподаватели без ученой степени и аспиранты. Среди них значительная часть аспирантов (43,5 %) и молодых преподавателей (63,4 %) имеет доход ниже прожиточного минимума, который составил в 2010 г. 5 625 руб.

Таким образом, ценностно-нормативная структура этой группы молодежи достаточно устойчива и однородна. Однако внутри группы заметны дифференциация по социально-экономическим параметрам, противоречия в отношении профессиональных планов и жизненных стратегий и т. д. Молодые преподаватели с ученой степенью кандидата наук представляют собой ядро рассматриваемой группы, поскольку занимают устойчивые социально-профессиональные позиции в структурах вузов, имеют социально значимые признаки (семья, дети, собственное жилье), и их мотиваци-онные установки направлены на дальнейшее продолжение профессиональной деятельности.

Противоположная тенденция наблюдается среди молодых преподавателей без ученой степени и аспирантов. Невостребованность их научного потенциала, отсутствие возможности закрепления в вузе и перспектив карьерного роста негативно влияют на идентификацию молодежи с научным сообществом и ее неопределенную социальную принадлежность. Следствиями такого неопределенного положения молодых ученых в социуме становятся маргинализация их социального статуса, размывание структуры социально-профессиональной группы молодых ученых, рост социальной апатии.

Маргинальность статуса молодежи, с одной стороны может быть катализатором реализации ее потенциала и активизации ее ресурсов, с другой — понижения социального статуса, если нет соответствующих условий5. Достижительная мотивация, присущая большинству молодых ученых, может влиять на выход из сложившейся маргинальной ситуации и стать стимулом перехода в более высокую статусную группу. Однако отсутствие в настоящее время институциональных условий для реализации интеллектуального потенциала молодежи в сфере науки и образования, четкой научно-технической политики в стране и регионах негативно отражается не только на жизнедеятельности молодежи, успешности ее научной, научно-педагогической и профессиональной карьеры, но и на проблеме воспроизводства кадрового потенциала высшей школы, что замедляет процесс научно-технологического развития региона и страны в целом.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Работа выполнена при поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2010—2013 годы. Государственный контракт № 14.740.11.0225.

2 См.: Гохберг Л.М., Китова Г.А., Кузнецова Т.Е., Шувалова О.Р. Российские ученые: штрихи к социологическому портрету. М.: Гос. ун-т — Высшая школа экономики, 2010. С. 5—6.

3 См.: Ручкин Б.А. Молодежь и становление новой России // Социол. исслед. 1998. № 5. С. 90—98.

4 См.: Белых И. Формирование профессиональных компетенций: проблема управления // Высшее образование в России. 2006. № 11. С. 47—52.

5 См.: Балабанова Е.С., Бурлуцкая М.Г., Демин А.Н. Маргинальность в современной России. Сер. «Научные доклады». Вып. 121. М.: МОНФ, 2000. 208 с.

Поступила 10.03.11.