Н. И. Бояркин. Мордовские обрядовые программные наигрыши, связанные с культами деревьев и воды

Н. И. Бояркин

Мордовские обрядовые программные наигрыши, связанные с культами деревьев и воды

 

Н. И. Бояркин, профессор кафедры народной музыки Национального исследовательского Мордовского государственного университета, доктор искусствоведения

Из символически программных наигрышей озксов (от озномс — молиться, поклоняться), связанных с культами деревьев, до нас дошли в различных инструментальных тембрах лишь произведения о березе и липе. Образы этих священных для мордвы деревьев широко представлены в традиционной песенной поэзии, звучавшей в прошлом в тех же озксах. Это позволяет говорить об их общих исторических и мифологических корнях. В этих песнях нашли отражение древние концепции строения мира. Например, в образе березы (традиционного объекта поклонения мордвы) прослеживаются представления о «мировом древе», имеющие параллели в поэзии многих финно-угорских и других народов. В мордовском фольклоре священное дерево олицетворяет взаимосвязь трех миров: его корни уходят в подземный мир, отождествляемый в народных верованиях с миром умерших, миром предков; крона находится в мире мифологических покровителей; ствол располагается в земном мире: он соединяет миры покровителей и предков. Песни о березе в наши дни бытуют именно в тех селах, в которых до сих пор сохранились программные наигрыши «Келу» («Береза»).

По музыкально-стилевым особенностям и манере интонирования программная инструментальная музыка, связанная с анимистическим культом священных деревьев, делится на два вида наигрышей (плясовые и протяжные), по характеру близких напевам протяжных мифологических песен. К последнему виду примыкают пьесы вокально-инструментальной музыки, которые тематически соотносятся с анимистическим культом деревьев. Оба вида — ритмически упругие плясовые и протяжные наигрыши (а также примыкающие к ним протяжные песни гимнического характера, интонируемые совместно с музыкальными инструментами) обращены к одному и тому же объекту, но, как видим, составляют оппозицию. Этим уравновешивается композиция озксса и во многом создается его драматургия. В современной мордовской деревне из приведенных видов инструментальной музыки хорошо сохранились плясовые наигрыши (в меньшей степени — протяжные). Вокально-инструментальные произведения, имеющие старые программные названия, интонируются уже без инструментального сопровождения.

К символическим программным наигрышам, связанным с анимистическими культами, относятся также плясовые наигрыши «Ведяват» (от ведь — вода и ава— женщина, мать). Образ этой мифологической покровительницы воды, брака и чадородия многозначен. В свадебных озкссах, содержащих, кроме обрядовых действ, молебные песни и ритуальные плясовые наигрыши, наряду с карпогонической магией (умилостивление покровительницы) имеют место элементы катартической магии (очищение после первой брачной ночи). Ведява выступает как носительница плодородия, ее просят дать здоровье и многочисленное потомство, приносят ей жертву (бросают в воду хлеб, льют пиво), задабривают ритуальной пляской под игру на пуваме/фаме (волынке), нюди (двойном кларнете), а позднее и на гарзе (это один из родов скрипки). В весеннем обряде девушек, проводимом в период ледохода, ее молят об обуздании раскрепощенных сил природы, накопленных за время зимы. В волшебных сказках, легендах и быличках она наделяется свойством насылать порчу. Своей песней она околдовывает молодого пастуха, заводит его в непроходимое болото.

Наигрыши «Ведяват» до настоящего времени сохранились лишь в небольшом количестве образцов. С разрушением озкссов они не исчезли бесследно и перешли, как и многие другие ритуальные плясовые наигрыши, в необрядовую танцевальную музыку, изменив общую функцию и частично свой музыкальный строй в соответствии с техническими свойствами новых, более совершенных, заимствованных инструментов.